July 15th, 2018

Саша Чёрный. Споры.

Каждый прав и каждый виноват.
Все полны обидным снисхожденьем
И, мешая истину с глумленьем,
До конца обидеться спешат.

Эти споры — споры без исхода,
С правдой, с тьмой, с людьми, с самим собой,
Изнуряют тщетною борьбой
И пугают нищенством прихода.

По домам бессильно разбредаясь,
Мы нашли ли собственный ответ?
Что ж слепые наши «да» и «нет»
Разбрелись, убого спотыкаясь?

Или мысли наши — жернова?
Или спор — особое искусство,
Чтоб, калеча мысль и теша чувство,
Без конца низать случайные слова?

Если б были мы немного проще,
Если б мы учились понимать,
Мы могли бы в жизни не блуждать,
Словно дети в незнакомой роще.

Вновь забытый образ вырастает:
Притаилась Истина в углу,
И с тоской глядит в пустую мглу,
И лицо руками закрывает...

Музей музыки им. М.И.Глинки. Ч.8. Отечественная экзотика.



Это какой-то бедос, на котором играют бесконтактным способом. Называется терменвокс. Изобретён в 1919 году, что характерно.



Это экводин - первый аналоговый электронный синтезатор. Разработан мастером А.Володиным. Середина 60-х годов.



Фотоэлектронный синтезатор АНС (не спрашивайте чо такое, не знаю), изобретатель Е.А. Мурзин, 1961-1964 гг.

Женя Басов о разрушении Гудыма.



Военный городок Гудым на Чукотке, начали строить в середине 1950-х, когда в СССР приняли военную доктрину ядерного сдерживания. Авиация, танки и артилерия - это хорошо, но сотня другая "кузькиных мам" - лучше. СССР обзавёлся ядерным щитом, который легко трансформировался в ядерную дубинку.

В болотистой анадырской тундре, в предгорьях Золотого хребта развернулось грандиозное строительство объекта "С" - хранилища ядерных ракет. Вокруг хранилища построили множество других военных объектов, которые позже получат название Анадырский укрепрайон. В начале 1960-х годов строительные работы были завершены и на Чукотке появилось ядерное оружие. Официальная информация Минобороны связанная с количеством личного состава и ядерных боезарядов в Анадырском укрепрайоне отсутствует, не официальные источники говорят, что ракет было - три. Из тех же неофициальных источников известно, что стояли они на вооружении меньше 10 лет. Когда ядерные боезаряды покинули территорию Чукотки тоже не известно, говорят, что они находились на хранении до конца 1980-х годов. Что точно известно - что Гудым - сердце укрепрайона, был чрезвычайно охраняемым объектом, попасть в который даже военнослужащим имеющим секретный допуск, был архисложно. И это только в сам посёлок, на сам же объект допускали совсем ограниченный круг лиц.

Кризис 1990-х развалил армию и "убил" все военные городки на Чукотке. Официально Гудым перестал существовать в 2002 году. С тех пор, некогда совершенно секретный объект стал достоянием "республики" - туристов и местных жителей.


Каменты - агонь!

Должен сказать, что здесь я с Женей чисто для разнообразия, не согласен. Потому что не вижу никакого очарования в этих старых оборонительных сооружениях, которые ещё и чёрт-те где расположены. И внутренне солидарен с военными, которые всё это взрывают, сносят и рскатывают бульдозерами.

Ежли кто любитель такой военщины - пусть хуярит в армию, ему там будут рады, уверен.

Я б, кстати, такую программу и для гражданских ввёл - закрывается посёлок - всё снести, раскатать бульдозерами и засеять овсом.

Джон Ле Карре. Голубиный туннель.



Пожалуй, единственная книга о том как писать книги и о собственном писательском пути, которую я прочитал без чувства отторжения.

Сказать по правде - вообще прочитал до конца.

Потому что две предыдущие - Стивена Кинга и Роджера Желязны читать, конечно, можно... Но понимать в условиях реалий родных осин - уже не очень. Они, прежде всего, неинтересны, а тот небольшой процент полезных советов, которые они содержат, обращён именно что к американскому начинающему автору, живущему в условиях американской экономики и американского книжного рынка (и, добавлю, книжного рынка последней четверти XX века - а у нас первая четверть XXI на исходе).

Ну и который, к тому же, собирается писать всякую хуйню фантастику.

У Ле Карре - про другое.

Он пишет как и из чего он клеил и связывал свои романы, кто и где служил прототипами, кто не служил. Как он воспринимал Москву 90-х и Конго 2000-х, Панаму и Голливуд.

Да, Ле Карре мильон раз прав - писатель должен прохаживать ножками дороги своих героев - вон, и Корнуэлл (ха-ха, Ле Карре тоже Корнуэл) так делает.

В книге есть Бакатин, Примаков и Филби, панамские дипломаты и британские аферисты, сумасшедшие революционеры и военные вожди африканских племён.

Кстати, о Филби интересно - сажать его, оказывается, вроде, никто в Англии не собирался, спокойно б дали дожить...

Одно очень интересное отечественное ружьё.



А интересно оно вот чем. Во-первых, концептуально оно заявлено как «промысловое ружьё». Наши специалисты охотничьего хозяйства придумали серию легенд, под которую они подгоняли всякие виды оружия (и ТОЗ-28 не самая странная из них). При этом рамках концепции «промыслового ружья» у него был очень интересный набор боеприпаса - в том числе, мега-странный вайлдкэт 6,5х38. Я с трудом понимаю какому промысловику оно могло понадобиться. В общем - забавный памятник нашему охотоведению и охотничьему конструированию.

Читаю дочери "Два капитана".



Она уже почти взрослая, прекрасно читает сама, но есть традиция - вечером я всегда прочитываю вслух одну-две главы какой-нибудь книги.

Сейчас - Вениамин Каверин, "Два капитана".

У меня с этой книгой много чего связано. И моя любовь к Северу. И детский радиотеатр - когда родители оставляли меня дома одного, а телевизора дома не было, я освоил передачу "В детском радиотеатре", где "Два капитана" представляли часто - и я сейчас ловлю себя на том, что читаю, подражая голосу диктора 60-х годов. И чёрно-белый фильм с атакой рейдера в Северном Ледовитом Океане. И дискуссию о том почему Каверин не любил Псков. И поведение знакомых, полярных исследователей, которые все, до одного, к книге этой относились сдержанно - хорошо зная историю прототипа.

Я и сам сейчас думаю, что Маше рано или поздно историю прототипа придётся рассказывать.

А книгу читаю всё равно, потому что это очень хорошая книга.