July 29th, 2018

Редьярд Киплинг. Изгои.

За темные делишки,
За то, о чем молчок,
За хитрые мыслишки,
Что нам пошли не впрок,
Мишенью нас избрали
Параграфы статей -
И поманили дали
Свободою своей.

Нет, нас не провожали,
Не плакали вослед;
Мы смылись, мы бежали -
Мы заметали след
От наших злодеяний,
А проще - наших бед
За нами - каталажка,
Пред нами - целый свет

Ограбленные вдовы
И сироты купцов
За нами бестолково
По свету шлют гонцов;
Мы рыщем в океане,
Они - на берегу.
И это христиане,
Простившие врагу!

Но вдосталь, слава богу,
На свете славных мест,
Куда забыл дорогу
Наш ордер на арест;
Но есть архипелаги,
Где люди нарасхват,
А мертвые бумаги
Туда не допылят.

Там полдень - час покоя,
Там ласков океан,
Дворцовые покои,
И в них журчит фонтан
Никто здесь не посмеет
Прервать полдневный сон,
Покуда не повеет
Прохладой из окон.

Природа - загляденье,
Погода - первый сорт,
И райских птичек пенье,
И океанский порт.
И праздник, оттого что
Раз в месяц круглый год
Привозит нашу почту
Британский пароход.

Мы поджидаем в баре
Прибывших бедолаг -
Не чопорные баре,
Но парни самый смак.
Мы важно тянем виски
И с помом, и с самим,
Но на борт - он английский!
К ним в гости не спешим.

А ночью незаконно
Мы в Англии своей -
С князьями Альбиона
Знакомим дочерей,
И приглашают лорды
На танец наших жен,
Мы сами смотрим гордо,
Покуда... смотрим сон.

О боже! Хоть понюшку
Нам Англии отсыпь -
Ту грязную речушку,
Ту лондонскую хлипь,
Задворки, закоулки
И клочья тощих нив...
А как там Лорд - Уорден?
А как там наш Пролив?

О корейской кухне в России.

История российско-корейских «кулинарных контактов» уходит корнями в конец XIX века. Именно тогда, в 1885 году, в Корею вместе с первым русским посланником Карлом Вебером прибыла его родственница – Антуанетта Зонтаг, впоследствии открывшая в Сеуле первую гостиницу европейского типа и первый ресторан. Благодаря знанию четырех языков и природному обаянию Зонтаг быстро стала популярной фигурой в иностранной общине в Сеуле, а через какое-то время получила работу в императорском дворце, где на нее были возложены обязанности по приготовлению блюд западной кухни и организации приемов для иностранцев. Также считается, что именно Зонтаг познакомила императора Кочжона и его наследника – будущего вана Сунчжона с экзотическим тогда в Корее напитком кофе, без которого сегодня сложно представить жизнь современного южнокорейца. Так что в истории корейской модернизации и пищевой культуры нового времени есть и русский след.

А я так в Москве до северокорейского ресторанчика и не добрался пока...

Задумалси я тяжко о судьбах Мира...



...начав читать истории про бравого морского чеха Оттокара Прохазку.

А был ли вариант развития истории без Первой Мировой войны?

Ну, то, что без первой не было бы и второй - оно понятно. А вот при всех нынешних вводных - я не беру жанр где Михаил свергает Ники и революцыя сметает Гогенцоллернов без войны.

А вот так как есть - все сидят на своих местах, только Фердинанда не убивают, или, скажем, Сербия уступает по всем пунктам.

Имеется ли шанс что мы досидим в мире до середины, скажем, двадцатых, а там и развитие технологий сделает эту хрень бессмысленной?

Или всё равно б вляпались?

Я, конечно, понимаю, что, судя по анализу источников, все сидели на пороховых бочках с заряженным оружием, направленным друг на друга. Но тут вот какая вещь. Источники, и уж, тем более их обработка - результат пост-знания. Да и как-то комфортнее дышится при всякой глупости, если убеждаешь себя, что избежать её было нельзя.

Точно ли нельзя?

В неизъяснимой своей подлости желая объ@ать судьбу...

Приобрёл я ударопрочный кофр для фототехники. Летаю я часто, твёрдо знаю - мой комплект - тушка камеры, три объектива - весит семь кг. А тут ещё при посадке стали рюкзаки ручной клади  пихать в размерные ящики - дескать, соответствуют ли габаритам ручной клади?

Поэтому прикупил я на Али ударопрочный герметичный ящик с поролоном, в который и все фотопричиндалы влезают легко; и сам он ложится в 80-литровый рюкзак.