September 9th, 2018

Фёдор Тютчев. Сентябрь.

Сентябрь холодный бушевал,
С деревьев ржавый лист валился,
День потухающий дымился,
Сходила ночь, туман вставал.

И все для сердца и для глаз
Так было холодно-бесцветно,
Так было грустно-безответно,
- Но чья-то песнь вдруг раздалась...

И вот, каким-то обаяньем,
Туман, свернувшись, улетел,
Небесный свод поголубел
И вновь подернулся сияньем...

И все опять зазеленело,
Все обратилося к весне...
И эта греза снилась мне,
Пока мне птичка ваша пела.

Гениально, ящетаю.



6 сентября 1688 года русская и китайская дипломатические делегации подписывали в городке Нерчинске мирный договор. Стольник Федор Головин, нерчинский воевода Иван Власов, дьяк Семен Корницкий, стрельцы и казаки терпеливо слушали, как китайский чиновник зачитывает свой вариант документа, производя на свет божий, с их точки зрения, бесконечную цепочку повторений звуков "хуся-хуся-хуся".

Никто, естественно, ничего не понимал, поскольку толмач при посольстве был только с латинского, на который текст и перевели заранее привезенные китайцами иезуиты. Русские дипломаты были приято удивлены тому, что "ироды узкоглазые", "желтомордые облизянцы" (и еще несколько выражений, записанных в протокол специально, чтобы разозлить "китаез") внезапно согласились именовать государей Петра и Ивана Алексеевичей императорами и соглашались признавать их "старину" и первенство перед китайским монархом. Китайцы так же были довольны, что русские варвары согласились от имени своих царей поцеловать пятки великого Сына Неба, буде вдруг им доведется встретиться, и признавали себя самыми худыми и ничтожными вассалами китайского императора.

И лишь отцы-иезуиты знали про все...