September 14th, 2018

Дмитрий Мережковский. Старость.

Чем больше я живу — тем глубже тайна жизни,
Тем призрачнее мир, страшней себе я сам,
Тем больше я стремлюсь к покинутой отчизне,
К моим безмолвным небесам.

Чем больше я живу — тем скорбь моя сильнее
И неотзывчивей на голос дольних бурь,
И смерть моей душе все ближе и яснее,
Как вечная лазурь.

Мне юности не жаль: прекрасней солнца мая,
Мой золотой сентябрь, твой блеск и тишина,
Я не боюсь тебя, приди ко мне, святая,
О, Старость, лучшая весна!

Тобой обвеянный, я снова буду молод
Под светлым инеем безгрешной седины,
Как только укротит во мне твой мудрый холод
И боль, и бред, и жар весны!

М.А. Дандамаев. Политическая история Ахеменидской державы.



Какая всё-таки лють, видимо, изучать историю страны, не включённой впрямую в греко-римкую орбиту... Ни одного однозначного утверждения, сплошь сослагательные наклонения и осторожные предположения.

А ведь речь идёт о стране, которая, позднее, находилась под однозначным эллинским влиянием, в которой находилось на службе множество греков, от соприкосновения с которой осталась уйма письменных источников...

Снова подумал - насколько же велики лакуны в нашем историческом знании о других культурах, которые отстояли от греко-римского мира на гораздо большем расстоянии?

Так я пока весь этот труд и не осилил. Жую по капельке.

Но зато перечитал трагедию Эсхила.

Отовсюду - из Суз, Экбатан, от ворот
Башен древних киссийских -
И в строю корабельном, и в конном строю,
И в рядах пехотинцев, потоком сплошным,
20 Уходили бойцы на битву.
Их вели в поход Амистр, Артафрен,
Мегабат и Астасп - четыре царя
При царе величайшем,
Персов славных вожди, начальники войск,
Стрелки-силачи на быстрых конях,
Суровы на вид, в бою горячи,
Непреклонны душой, отваги полны
И грозной удалью славны.
Затем Артембар, верхом на коне,
30 Масист и лучник меткий Имей,
Славный боец, затем Фарандак
И конник Состан за ними.
Других послал плодоносный Нил,
Могучий поток. Пошел Сусискан,
Пошел египтянин Пегастагон,
Пошел священного Мемфиса царь,
Великий Арсам, и Ариомард,
Владыка и вождь вековечных Фив,
И гребцы, что в болотах Дельты живут,
40 Несметной пошли толпою.
За ними - лидийцы, изнеженный люд,
У них под пятою весь материк.
А лидийскую рать в поход повели
Митрогат и Арктей, вожди и цари.
И от Сард золотых по воле владык
Колесницы с бойцами помчались вдаль,
То четверки коней, то шестерки коней,
Поглядишь - и замрешь от страха.
И Тмола, священной горы, сыны
50 На Элладу ярмо пожелали надеть -
Мардон, Тарибид, копьеметная рать
Мисийцев. И сам Вавилон золотой,
Отовсюду войско свое собрав,
Послал на войну - и в пешем строю
Стрелков, и суда, одно за другим.
Так Азия вся по зову царя
Взялась за оружье, и с места снялась,
И в Грецию двинулась грозно.
Так мощь и красу Персидской земли
60 Война унесла.
Вся Азия-мать о тех, кто ушел,
Тоскует в слезах, тревогой томясь.
Родители, жены считают дни.
И тянется, тянется время.

Ну и шо?

Как отметили кубанские атаманы, к открытию филиала на израильской земле они шли более десяти лет.

«Не секрет, что в разное время из СССР и СНГ по различным причинам перебрались в Израиль очень много казаков. Большинство из них остались на «земле обетованной». Они передали свою казачью удаль детям и внукам. Вопрос, как говорится, зрел, зрел и наконец назрел», — пояснил атаман Тель-Авивский и Иерусалимский Семён Ашкенази.

«Казачий дом — это не только наша славная Кубань. Казак — человек вольный, и его дом весь мир. Мы знали, что в Израиле живёт множество казаков, и ничто казацкое им не чуждо. Дарю тебе, Семён Абрамович, эту шашку. Чти и помни наши многовековые традиции», — завершил выступление напутственным словом атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда.

Ранее Кубанским казачьим войском были сформированы специальные дружины, наделённые полномочиями досматривать смартфоны жителей Краснодарского края на наличие Telegram.


По наводке mithrilian