November 4th, 2018

Михаил Лермонтов. Люблю я солнце осени, когда...

Люблю я солнце осени, когда,
Меж тучек и туманов пробираясь,
Оно кидает бледный мертвый луч
На дерево, колеблемое ветром,
И на сырую степь. Люблю я солнце,
Есть что-то схожее в прощальном взгляде
Великого светила с тайной грустью
Обманутой любви; не холодней
Оно само собою, но природа
И всё, что может чувствовать и видеть,
Не могут быть согреты им; так точно
И сердце: в нем всё жив огонь, но люди
Его понять однажды не умели,
И он в глазах блеснуть не должен вновь
И до ланит он вечно не коснется.
Зачем вторично сердцу подвергать
Себя насмешкам и словам сомненья?

Просны.

Звоню я мужику, директору одного заповедника в РФ. А попадаю на другого, хорошего знакомого в Казахстане. Ибо оба у меня в телефоне подписаны примерно одинаково - какой-то там ДимЮрьич (и это ещё ничего, ибо при последней ревизии номеров обнаружил трёх Хомяков, даже без порядковых номеров - пришлось перезванивать).

И тут этот мужик из Казахстана говорит мне - ты мне не звони больше, ни так, ни по ошибке, телефон мой сотри, а то я тебя заблокирую.

- Ачотакова. спрашиваю?

- Даничо, мы друзья, всё в порядке, ничего личного, просто у нас тут такая хуйня творится, мне звонки из Москвы, мягко говоря, ни к чему...

Смотрю новости - а Казахстан на латиницу переходит...

Посетил сегодня Музей декоративно-прикладного и народного искусства.

Судя по всему, буду мучить им вас все выходные. Но - очень хороший музей. Кстати, если б не школьная музейная олимпиада, я б в жизни о нём не узнал. И дети мои тоже. Так что дело с этими олимпиадами очень и очень хорошее. Кроме того, оно, конечно, приносит музеям изрядные деньги - думаю, что посещаемость оно увеличило в разы, если не на порядки...

Подлинное бессмертие.





В музее народно-прикладного и декоративного искусства проходит сейчас "янтарная" выставка. И на этой выставке я увидел экспонат, который поразил меня в самую, что ни на есть, пятку.

Он называется "След динозавра на янтаре", хотя лично я б не прозакладывался на то что это именно след лапы - кусок смолы мог пристать к коже в любом месте, я полагаю, и протаскаться на шкуре неопределённо долгое время.
Но вот поразило меня совершенно внезапно вот что.

Кусок смолы с отпечатком шкуры ящера, умершего уже семьдесят пять миллионов лет назад выставлен в искусственном биогеоценозе, созданном безволосыми обезьянами, и эти обезьяны толпами ломятся на него смотреть.

Пройдёт ещё 20 миллионов лет, от самих этих обезьян и созданного ими биогеоценоза останутся лишь какие-нибудь кремниево-известковые метаморфированые отложения, на поверхности будет иной климат и иная фауна - а этот отпечаток будет по-прежнему сохраняться в каких-нибудь погребённых толщах.
Подлинное бессмертие.

Выставка "Янтарное царство" в музее народно-прикладного и декоративного искусства.

Шли мы в музей, надо сказать, совсем не за этим. Но, как это иногда бывает, именно эта выставка произвела на всех нас наибольшее впечатление.





Collapse )

Марина Галкина. Одна через Чукотку. Ч. 8.



Проплыли мы, когда-то, (в 1989, что ли?) с Аркадием Реймерсом, Надеждой Синельниковой и Юрием Кожевниковым весь Чаантальвевергин (так он называется на картах на самом деле) сверху донизу.

Да и петлю на Телеакайские озёра сделали в самых верховьях.

Новое знание. Грани таланта Алексея Суркова.