January 27th, 2019

Александр Городницкий. Повернуть к истокам не старайтесь реки...

Повернуть к истокам не старайтесь реки,
С прошлым не проститься нам, громко хлопнув дверью.
Общим кровотоком связаны навеки
Сталинград с Царицыным и Калинин с Тверью.
Запахи квартирные, храмы обезглавленные,
Лозунги плакатные, блочные коробки,
Петербуржцы мирные почивают в Лавре,
Узники блокадные спят на Пискаревке.
Кто в своей могиле первым должен сдаться,
Поделив обильные горести и славу,
Как их поделили Гданьск и прежний Данциг,
Вильнюс с прежним Вильно, Вроцлав и Бреслау?
Не мечите слово в разговорах страстных, —
Нет пути хорошего в этой теореме, —
Если можно снова отобрать пространство,
То отнять у прошлого невозможно время.
Долгая там будет путаница с письмами,
Длительные прения в песнях и трудах,
Где посмертно люди навсегда прописаны
В разных измерениях, в разных городах.

Вчера прикупил несколько книг для библиотеки "Русского охотничьего журнала".



Прикупил в букинистике несколько старых книг советского периода об охоте. Решил, что нужны они в библиотеке "Русского охотничьего журнала". Книги, конечно, старые. А других-то и нет. Дело в том, что сейчас практически не издаётся (да, похоже, и не пишется) книг на охотничью общеобучающую тематику.

Литература, которая сейчас выходит - она примерно трёх типов.

Или это книги для оружейного маньяка - "ППТ отличается от ППР наклоном пистолетной рукоятки на 03 мм, пластик на ППУ, изготовленный в Израиле выгодно отличается от платика на ППЖ бразильского производства, кучность ДДК под .308 составляет 0,3 МОА, тот же показатель РРД под 6,5 Creedmoore - 0,2 МОА". Это я ещё пример хороший привёл, обычно в этих "Энциклопедиях" всё проще. "Карабин Benelli Argo. Приклал - пластик, ствол - сталь".

Вторая - для охотничьих мажоров. Про что-то редкое, дорогое и недоступное по определению массовому охотнику. Мои книги таковы же, я в этом отчёт себе отдаю. Все эти сочинения про охотничью кухню - оттуда же.

И воспоминания об охоте.

А, тьфу, вру, ещё собачники про собак пишут. Ну, это то же самое что про оружие, только с уси-пуси.

Я ещё предвижу, что сейчас, в связи с предстоящим введением экзамена для получения охотбилета и лицензии на оружие случатся две вещи.

1. Тендер на создание охотминимума.

2. Тендер на его печать.

Представляю как на этом попилят... И чего напишут...

Чарльз Тейер. Медведи в икре.



"Иногда мы доезжали даже до Кавказа в поисках хорошей охоты и возможности сообщить новости о состоянии общественного мнения. Однажды Чип Болен и я направились в экспедицию в Баку. Вдруг мы узнали, что в одном поезде с нами едет генерал Буденный, начальник всей Красной кавалерии. На перроне вокзала Буденный приветствовал нас довольно сдержанно, но когда мы уже были в пути и оказались вне взоров людей в штатском, старый генерал стал намного дружелюбнее.

Поезда в России не очень уж быстры, и к вечеру второго дня мы еще только подъезжали к Ростову. Мы с Чипом ужинали и читали в своем купе, когда открылась дверь и нам явились невероятные усы Буденного.

— Нет ли у вас того американского вина, которым вы угощали меня в посольстве? — спросил он.

— Американское вино? Мы не подаем никакого вина, я думаю. Как оно выглядело?

— Оно было такое коричневое, — объяснял Буденный, — и довольно крепкое. Выст… высти? Выски — да, это оно. Вы называете его выски.

— Виски! Ну, конечно! У нас его довольно. Не хотите ли выпи
ть?"

Марк Алданов. Муссолиниана.



Довольно забавный очерк, рассказывающий о массовом возвеличивании итальянского диктатора - как с его собственной подачи, так и добровольном, с участием ширнармасс.

Могу отнести к нему слова, которые когда-то сказал о Гитлере - вот уж блять, неленивый был человек.

При всём том что стратегические союзники его ни в грош не ставили, а противники - лупили в хвост и гриву.

Ну и переобувался на лету с лёгкостью необычайной.

Кстати, мог, наверное, в войне отделаться лёгким испугом - как, вообще-то, отделалась вся Италия по её результатам, не назначь его Гитлер любимой женой не вытащи его Скорцени из узилища. Но нет, решил до конца доигрывать... 

Роберт Лоу. Воронья кость.



Книга из цикла уже пятая - и как и все прочие на крепкую "четвёрку". Мальчишка подрос, но при этом продолжает оставаться мальчишкой. Плюс присутствуют некоторые довольно неожиданные повороты, на которые современная приключенческая литература, прямо скажем, скуповата.

В общем, биография Олафа Трюгвассона даёт огромный материал для весьма протяжённого сериала, и мне хотелось бы чтобы он продолжал оставаться на том же уровне.