March 21st, 2019

Александр Городницкий. Перегон судов.

От плоских беломорских берегов
К базальтовым клыкам Охотоморья
Идут суда в далёкий перегон,
Речные корабли — пехота в море.

Идут в обход туманной полосы,
Где льдин таятся битые тарелки,
И смотрят капитаны на часы
И снова в полночь переводят стрелки.

Вдали земля пустынная видна,
Где только птицы да стада оленьи.
Идут суда. Качает их волна.
Где разойдутся? На Оби, на Лене?

По разным рекам, в разные края,
К другим командам и другим причалам.
Расстанется недолгая семья.
Все в одиночку жить начнут сначала.

Но над тяжёлой медленной водой,
Охваченной предчувствием мороза,
Их, как людей, застигнутых бедой,
Объединяет общая угроза.

Мурат Абдиров. Хан Кучум: Известный и неизвестный.



Бывает же такая лепота, что аж прям глаз отрывать не хочется...

В общем, всё, что вы хотели узнать об историографии постсоветских республик, но стеснялись спросить.

И подлинная биография Кучума, выведенная из шейбанидов...

И казахские связи хана с намёком что сам КУчум был казах, и земля, по которой он кочевал - тоже казахская.

И вообще казахская земля - она от устья Волги до Ташкента.

А цивилизация тех мест (читай, "казахская") возрастом старше цивилизаций Двуречья и Индостана, ровесница египетской и какбе не старше.

Греция с Римом - щенки по сравнению с...

Ермак - разбойник и вор, казаки в шатре плакали, стремясь убежать от славного казахско-татарского воинства (но чота там не дало, пришлось побеждать со слезьми на глазах), русские если и нападали на казахо-татар, то сугубо на мирных и спящих, предварительно вызнав места сна и мира у взятых в плен пастухов под страшными пытками, и потом расстреливая спасающееся мирное население, переплывающее в панике реку из крупнокалиберного пулемёта.

В общем, совершенно типичная малая национальная история, какие томами клепаются в Нальчиках, Владикавказах, Грозных и пр. и пр. и пр.

Даже ещё и толерантненькая довольно, скажу я.