July 23rd, 2019

Александр Городницкий. Надсон.

Стариковский безрадостен сон.
Всё мне кажется нынче некстати.
Я в сегодняшнем мире смешон,
Словно Надсон, живущий в Кронштадте.

Там горнисты трубят поутру,
Пахнут дымом смолёные лодки.
На солёном балтийском ветру
Нелегко умирать от чахотки.

Выбирают суда якоря,
Покидают военную базу,
Собираясь уплыть за моря,
Что ему не увидеть ни разу.

И не вяжется пасмурный стих,
Что слагает печальный философ,
Со словами припевок лихих
Загорелых и бодрых матросов.

О плотности ментов и особистов.

"В «Манхэттенском проекте» напрямую работали 225 тысяч человек и еще 600 тысяч участвовали в нем косвенно. С целью осуществлять наблюдение за 825 тысячами человек (большинство из которых на самом деле не имели никакого доступа к тайнам), США привлекли 750 агентов, считая 500 человек из ФБР и 250 из военной разведки, то есть менее одного агента на тысячу работников".
Оливер Пилат. Атомные шпионы

Ёхарный бабай! В Магадане в конце девяностых было больше тысячи ментов (и это я не считаю КГБ, которое тоже было) на город в 150 000 человек.

У Америки не было никаких шансов.

А всё-таки она строится!



То есть, проезд Шокальского соединяется с проездом Шокальского.

Через метромост.

Любопытно, что в частных объявлениях, расклеенных по местным тумбам и столбикам, местные старательно называют его "Шакальского".