August 5th, 2019

Александр Городницкий. Фотографии старые блекнут с годами...

Фотографии старые блекнут с годами.
Я бы рад показать их, — да только кому?
Это бухта Нагаевская в Магадане,
Это практика летняя в южном Крыму.

В проявителе времени тонут, нестойки,
Миловидные лица далёких подруг.
Вот наш класс выпускной перед школой на Мойке,
Вот я сам, в батискафе откинувший люк.

Для чего, покоряясь навязчивой моде,
В объектив я ловил уходящую даль?
Фотоснимки и слайды дымятся в комоде.
Их бы выбросить надо, а всё-таки жаль.

Проржавели суда, и закаты потухли,
Поразбрёлся и вымер смеющийся люд.
Это выкинут всё, как ненужную рухлядь,
Новосёлы, что в комнату после придут.

Но пока ещё лампы медовые нити
Сохраняют накал, занавесив окно,
Я листаю альбомы, единственный зритель,
И смотрю своей жизни немое кино.

В 2005 году привёз я эту коряжку из КНДР-овской тайги.



Совершенно безо всякой задней мысли. Как один из сувениров. Вторым был хэндмейд топор для которого dimorfant сгородил красивое кленовое топорище (и совершенно зазря потратил и клён и время, потому что сам топор был сделан из железа с твёрдостью пластилина и ни на что другое, как на сувенирное использование, не годился). Третьим был горшочек для приготовления пищи из мыльного камня, он у нас остался во Владивостоке.



Топор, после долгих попыток найти ему практическое применение, нашёл место на моей стенке на балкончике, а вот коряжка болталась неприкаянной по всяким укромным местечкам, пока мы не завели террариум для Чирипы.



Справедливости ради надо сказать, что в террариуме у Чирипы есть настоящая избушка, только пресмыкающееся её игнорирует, и жмётся к островку мира чучхе в безбрежном океане капитализма.