October 17th, 2019

Александр Городницкий. След в океане.

В ночи Венера надо мной
Горит, как дальнее окошко.
Смотрю назад, где за кормой
Кружится водяная крошка.
Там пенный след вскипает, крут,
На дне бездонного колодца,
А через несколько минут
Волна волной перечеркнётся.
С водой сойдётся вновь вода,
Сотрёт затейливый рисунок, —
Как будто вовсе никогда
Её не вспарывало судно.
Учёные немало лет
Гадают за закрытой дверью,
Как обнаружить этот след,
Чтоб лодку выследить, как зверя.
Среди безбрежной синевы
Их ожидают неудачи,
Поскольку нет следа, увы,
И нет решения задачи.
И ты, плывущий меж светил,
Недолог на своей орбите,
Как этот путь, что прочертил
По небосводу истребитель,
Как облаков холодный дым,
Что завивается, как вата,
Как струйка пенная воды,
Что называется "кильватер".
События недолгих лет
Мелькнут, как лента на экране,
И ты пройдешь, как этот след
В невозмутимом океане.

Хэмптон Сайдз. Царство льда.



Редко, но бывает. Когда читаешь книгу - жалеешь, что написал её не ты.

Книга об экспедиции Де Лонга (переведено "Делонг") на "Жаннете" в Северный Полярный бассейн.

Много узнал для себя нового.  Оказывается, в третьей четверти XIX века была широко распространена идея, что самую макушку Земли омывает относительно тёплое море, лишённое льда, и там даже ожидали найти какую-то сушу и много диких обезьян.

И весь мир с интересом воспринимал эту гипотезу со слов какого-то ебанутого профессора (на самом деле ебанутого, он, в итоге, удавился), жившего в Тюрингии.

Впрочем, в то время существовали и не менее прикольные кексы: меня когда-то поразил некий капитан, предложивший Конгрессу США прокопать туннель с северного полюса к южному. И поразил не самой незамутнённой идеей, а тем, что в Конгресс его а) пустили и б) 12 голосов он таки собрал.

При этом в книге дана очень яркая картина США после Гражданской войны; увлечённости общества исследованиями (не только полярными); жернова прессы, которая начинала самовоспроизводство сенсаций - и фигуры издателя Беннета, который, собственно, и запустил маховик экспедиции.

Ещё. Про гибель от истощения. Надо помнить, что Де Лонг погиб от истощения уже вполне достигнув обитаемых мест, им уже встречались хижины промышленников (оставленные на зиму).

А ещё меня порадовал автор, лично съездивший не только в Тюрингию, но и в Иркутск, и в низовья Лены.

Решпект и уважуха, в общем.

И да.

Бедная Эмма.