October 27th, 2019

Александр Городницкий. Возвращение.

Зимний ветер на пирсе жесток,
Бухта грязная рябью измята.
Возвращение. Владивосток.
Безысходность российского мата.

Уроженцы великой страны,
Как привычно мы держим в рассудке,
Что отсюда до невской волны
Долететь невозможно за сутки.

Но, вернувшийся издалека,
Всякий раз я смотрю удивленно,
Как отчизна моя велика
После Дании или Цейлона.

Накорми её всю и одень,
Обойди от конца до начала, —
Эти толпы усталых людей,
Эти сотни судов у причала!

Посиди в электричке хоть час,
Слух склоняя к случайной беседе,
И подумаешь с грустью, что нас
Не напрасно боятся соседи.

Почему только выпало мне
Неразрывною связью утробной
Быть привязанным к этой стране —
Необъятной, голодной и злобной?

Парк, где живут крот и ласка.

Когда мы жили рядом, на Студёном проезде, то часто ходили в этот парк, где нам на каждом повороте аллей аншлаги напоминали, что здесь живут крот и ласка, занесённые в первое приложение Красной Книги г. Москвы. Маша всё время спрашивала - а где они, эти крот и ласка? Так мы их признаков там никогда и не видели, но парк этот для нас навсегда остался Парком Крота и Ласки.

IMG_3695.JPG


Collapse )