May 22nd, 2021

Александр Городницкий. Вождей и воинов на поле брани убиенных...

Вождей и воинов на поле брани убиенных
Прими к себе и память сотвори.
Нестройный хор звучит в церковных стенах
Где пахнет свежей известью внутри.

Здесь отпевают моряков конвоев,
Что сгинули отсюда вдалеке.
Меж прочих с непокрытой головою
Стою и я со свечкою в руке.

Забытые припоминаю раны
Под флагами союзных прежде стран.
Среди других согбенных ветеранов
Стою и я как будто ветеран.

Поскольку здесь мой дом сгорел в блокаду,
В которую мне выжить довелось,
И сам я уроженец Ленинграда
И Петербурга нынешнего гость.

Знаком мне с детства чаек этих гомон,
И монументов бронзовая рать.
Сюда и сам я не в пример другому,
Когда-нибудь отправлюсь умирать.

А девушки поют в церковном хоре
И далеко от Питерской земли
Шумит в тумане Баренцево море
Погибшие скрывая корабли.

Австралийские исторические байки от Антрекота.

Она же el_d в одном месте. Но у неё ещё есть, я знаю!

Эгон Эрвин Киш потому что обладал очень характерным и даже для чешского коммуниста из сефардов несоразмерным талантом попадать в мировую историю. То есть местами он эту историю очень решительно пытался делать — как, например, в Вене в 1918 году. Но даже там, где не пытался, — куда бы Киш ни шел, а попадал он именно в историю.

Так вышло и тут.

О приезде Киша австралийское правительство уведомили заранее. Сказать, что разведка доложила точно, никак не получится, потому что сообщила она, что к сумчатым берегам направляется некий Эварт Риш с целью учинить в пределах Сопроцветания всякие революционные безобразия. Если честно, учинить революционные безобразия практически любых размеров Киш и правда был способен и готов, см. ту же Вену образца 1918. Но вот именно на предмет Австралии особых планов он не имел, а намеревался, наоборот, выступить на конгрессе, прочитать пару лекций о природе гитлеровского режима и печальных мировых перспективах в этой связи — и благополучно сплыть из этого захолустья обратно на театр исторических действий. (То есть его тоже предыдущий опыт по влипанию в самых неожиданных местах ничему не научил.)

Ж.Дере. Полицейская история.


Добротная полицейская драма. С харАктерной игрой актёров. Ну и звёздная парочка, конечно. Ален Делон и Жан-Луи Трентиньян. Действие происходит в 1947 году, интересно. Главбандита посадили при немцах, ловят уже в освобождённой Франции. Каждые пять минут ссылка на что и как было "при немцах".
Ну и, конечно, уже вот сейчас, удивляешься про себя "этой жизни без сотовых телефонов")))
Люди курят как паровозы, читают в автобусах "Фигаро", полицейские цитируют "Юманите"... Кто ещё помнит постоянные ссылки на эти печатные органы в международном отделе газет "Правда и "Известия"?