November 6th, 2021

Владимир Туриянский. Дети тумана.

Ты слышишь печальный напев кабестана?
Не слышишь? Ну что ж - не беда...
Уходят из гавани дети тумана,
Уходят. Надолго? Куда?

Ты слышишь, как чайка и стонет, и плачет,
Свинцовую зыбь бороздя,
Скрываются строгие черные мачты
За серой завесой дождя...

В предутренний ветер, в ненастное море,
Где белая пена бурлит,
Спокойные люди в ненастные зори
Уводят свои корабли.

Их ждут штормовые часы у штурвала,
Прибой у неведомых скал,
И бешеный грохот девятого вала,
И рифов голодных оскал.

И жаркие ночи, и влажные сети,
И шелест сухих парусов,
И ласковый, теплый, целующий ветер
Далеких прибрежных лесов.

Их ждут берега четырех океанов,
Там плещет чужая вода...
Уходят из гавани дети тумана.
Вернутся не скоро... Когда?

Про доносы в старые времена. Впрочем, не такие уж и старые...

Расскажу-ка я вам одну историю…

Был, кмк, 1996 год. Вёл я жизнь, как вы легко догадываетесь, беспорядочную.

И поехал я на реку Буюнду на осень, в компании аспирантки и коллеги (аспирантка и коллега - разные люди, гусары, молчать!). С задачей провести необходимые иссследования, а также заготовить мяса на зиму (лицензии на оленей тогда были в свободном доступе и ничего не стоили).

Воот. Приезжаю я с реки Буюнды и иду в охотуправу брать лицензии на зиму.

А смею я вам сказать, дорогие менты и кенты, что в 1996 году в управе работал мой один из лучших друзей - некто Соловей. Все, кто меня читает, знают о ком я.

Но никто кроме Соловья не умел делать покерфейс, или, как тогда говорили - "морду гэдээровского индейца с киностудии ДЕФА".

И вот я прихожу в управу со всеми оформленными бумагами, а Вова мне через секретаршу говорит - зайди. Наиофициальнейшим языком, буквально через "вы" и "подождите десять минут в приёмной". Ну а когда я зашёл, он проникновенно так тихо говорит. Ты, Миха, оказывается, тут, оказывается, морально разлагаешься. Уважаемый человек на тебя телегу накатал…

О да, я фигею.

И Вова мне ее дает прочитать.

Вот про эту самую про Буюнду.

Суть - я убил шесть оленей за пару месяцев, и спал с аспиранткой. С деталями и подробностями.

И это был самый длинный порнографический роман, какой я читал в жизни.

Володя дал мне его в руки, но особо отмеченные места читал ВСЛУХ, временами поднимая глаза над листом бумаги и проникновенно взглядывая мне в мозг.

Вы, нынеживущие, даже не представляете как мы с Вовой ржали над этой цидулей. По-моему, даже его собственная секретарша уволилась.

Сибирь и Испано-Америка. Из "Сибирской книги", II издание.



Достаточно часто люди, интересующиеся завоеванием Сибири спрашивают – а разве не так же происходило дело в Центральной и Южной Америке; и не привели ли эти два завоевания к сходным результатам?

Попробуем хотя бы вскользь разобраться.

Collapse )