?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Илл.35_Гижига.jpg


С приходом Иванова начался «государственный» период существования Анадырского острога. То есть, прежде всего, именно Иванов сделал острог из зимовья, устаеновив загородню и построив аманатскую избу. В июне–сентябре 1660 г. Иванов предпринял поход на судах вниз по Анадырю и далее – к заливу Креста для «прииску неясачных иноземцев» и поиску моржовых лежбищ. По дороге отряд встретил «иноземцев чукчей» на девяти байдарах, в каждой из которых помещалось по двадцать –тридцать человек. Чукчи обстреляли казаков из луков и метали в них камни из пращей. При попытке казаков высадиться на берег чукчи дали им бой: «и билися с нами с полудни до вечера, щиты дощаные пробивали и котлы». Казаки были отбиты. На следующий день казаки вновь стали высаживаться на берег. На этот раз, несмотря на чукотские стрелы и камни, им удалось закрепиться на берегу и открыть ружейный огонь, принудив чукчей бежать. Продвигаясь далее вдоль побережья, отряд Иванова через несколько дней дошел до сравнительно большого селения, где «мужики скопились многие и поставили с нами бой. И мы выскали на берег и с юрт мужиков збили, и тут взяли оленья корму мяса пудов 100 и больше». В острог отряд вернулся лишь в начале октября.

Весной 1681 г. на Анюе большая группа юкагиров внезапно напала на отряд сотника Ивана Курбатова, шедшего в Анадырск. Ходынцы убили 16 служилых и толмача – «казачью жену Офоньки Шестакова», а уцелевших двенадцать человек четыре недели держали в осаде, перебив всех ездовых собак. Русских выручили ясачные чуванцы, которые отбили осаждавших.

Однако, возмущение этим не кончилось. 17 апреля 1681 г. более 200 юкагиров «обсадили в осад» Анадырской острог, в котором находилось всего двенадцать служилых во главе с Курбатовым. Юкагиры, укрываясь за деревянными щитами, приступали к острогу «не по одно время» и пытались его «травою огнем сожечь». Гарнизон был спасен приходом на выручку верных ясачных людей.

В 1685 г. прибывший в Якутск из Анадырского острога бывший его приказчик В. Тарасов сообщил: «И будучи в Анадырском зимовье, жил я, Васька, с великим бережением. А ясачные иноземцы великому государю ясак платят по своей воле, потому что видя служилых людей малолюдство великое, а идучи в Анадырское зимовье на дороге многих служилых людей побивают и из зимовья, ясачные и неясачные иноземцы ходынцы и чюванцы и коряки и чюхчи разных родов под зимовье приезжают, и для рыбного промыслу и для аманатских кормов и из зимовья не выпущают и на рыбных ловлях служилых и промышленных людей побивают».
Другой бывший приказчик Анадырского острога А. Цыпандин рассказывал в Якутской приказной избе: многие юкагиры «от немирных неясачных иноземцов от чюхоч и от коряк на соболиных промыслищах и на своих жилищах побиты… и в Анандырском зимовье от неясачных немирных иноземцов от коряк и от чюхоч за малолюдством служилых людей жить страшно и на рыбных ловлях служилых людей те коряки и чюхчи, приходя под зимовье, побивают».

В 1687 году состоялся поход подьячего Ивана Анкидинова из Анадырска к восточным чукчам. В своей челобитной он сообщил: «В 195 году мая 27 послан был я, холоп ваш, из Анадырского острожку при приказчике пятидесятнике Василии Пермяке на вашу великого государя службу вниз по Анадырю реке к неясашным иноземцам в Чюхоцкую землю к чюхчам призывать их под ваши великого государя царские высокие руки в вечное холопство с ясачным платежом и я, холоп ваш, тех чюхоч под ваши великие высокие руки разговорил и к шерти привел». В ясак была взята моржовая кость с «лутчево их князька Копейчка (?) да с брата ево… и с родников», по одной кости с человека. Одновременно, но независимо от Анкидинова, ясак собирал казак Василий Борисов. В ясачных книгах Анадырского острога за 1687–1688 г. оказалась запись: «Чюхочья роду морских каменных чюхоч, что взято великих государей с трех чюхоч вместо соболей и лисиц костью рыбью моржового зуба привоза подьячего Ивана Анкидинова, да казака Васьки Борисова нынешним 196 году. Князец Копенко да брат ево Тасира с родниками их десять человек, ясаку с них взято вновь десять костей рыбьего моржового зуба, шесть костей весом пуд да четыре кости весом подпуда. Князец чюхочей Чюхоча, да он же Елмо, ясаку на нем взято вновь две кости весом девятнадцать гривенок. Тинтега, да он же Могол чюхча, ясаку на нем взято вновь кость рыбей моржовый зуб весом шесть гривенок».

В декабре 1688 г. близ залива Креста чукчам удалось уничтожить отряд анадырского приказчика Василия Кузнецова, который возвращался в Анадырский острог из плавания вдоль Берингоморского побережья (погибли 12 казаков и 18 промышленников). В 1689 г. чукчи собирались уже идти под «Анадырский острожек и ясачное зимовье взять». В этом же году они убили посланных к ним «по Анандырю реке к морю… для ясашного костяного збору» ясачных сборщиков. Вооруженные столкновения русских с чукчами отмечены также в 1690, 1691 и 1692 г.

Первый состоялся, вероятно, осенью 1699 г., когда по просьбе ясачных коряков «анадырского платежа» служилые люди ходили на «немирных» чукчей, которые подошли близко к устью Анадыря и грозились отогнать у коряков оленей. С чукчей был взят ясак и аманаты.

На поиски Кузнецова в «коряцкую землю» из Анадырска по приказу А. Цыпандина отправился отряд Ивана Котельника. Получив информацию, что Кузнецов якобы ушел к чукчам, Котельник двинулся к ним же. Чукчи встретили русских враждебно и «учинили бой», в ходе которого впервые применили огнестрельное оружие, захваченное у Кузнецова. Цыпандин сообщал: «ис пищалей по казакам, и по торговым, и по промышленным людям стреляли, которые взяли у Василия Кузнецова, и впредь хвалятца, что Анадырской острожек и ясачное зимовье взяти и казаков и всяческих чинов людей побить, а сказывают про их похвальбу и про воровское их убийство полонянки, которые полоняники были у тех воров, чюхоч, в полону и прибежали в Анадырский острожек и в ясачное зимовье».

История с Кузнецовым на этом не кончилась. Уже в 1691 году приказчик Анадырского острога сын боярский Чернышевский направил в устье Анадыря на поиски чукчей, уничтоживших в 1688 г. отряд В. Ф. Кузнецова, служилых и промышленных людей. Судя по всему. Поход оказался безуспешным, отчего и был повторён на следующий год, когда удалось разбить шестнадцать чукотских семей. В этом походе участвовал и Владимир Атласов – наверное, последняя знаковая фигура Присоединения.

В 1702 году в ответ на обращение ясачных юкагиров Ходынского роду «Некраско с родниками» о защите их от чукотских набегов анадырский приказчик сын боярский Григорий Чернышевский отправил в апреле 1702 г. из Анадырска в поход на чукчей Алексея Чудинова во главе отряда из 24 служилых, анадырских жителей и промышленных, 110 ясачных юкагиров и коряков. Поход продолжался 8 недель с апреля по июнь 1702 г. Дойдя до Анадырского «моря» (Анадырского залива?), отряд разорил 13 юрт пеших чукчей, которые отказались дать ясак, «и на том приступе в тех юртах мужеска полу человек с 10 убили и жен их и детей в полон взяли, и многие полоненные у них сами давились и друг друга кололи до смерти». Спасшиеся из этих юрт чукчи известили остальные стойбища. Вскоре отряд имел бой с 300 чукчами, разбил их, побив человек с 200. На другой день (со слов казаков – участников похода Тимофея Даурцова, Федора Портного, Петра Мунгала)отряд был окружен 3 тыс. оленных и пеших чукчей.

Произошла жаркая битва, длившаяся целый день. Отряд, хотя и дрался отчаянно и убил много чукчей, но понеся большие потери (по одним данным – 70 раненых, по другим – всего 10 раненых русских и юкагиров), вынужден был сесть в осаду. Просидев пять дней и видя, что чаша весов склоняется не в их пользу, русские вместе со своими союзниками бежали в Анадырск. Вполне возможно, что казаки в своей сказке о походе сильно преувеличили численность чукотских воинов. Но вряд ли стоит сомневаться, что их было много. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что у чукчей была хорошо налажена связь между стойбищами, и они были в состоянии оперативно выставить достаточно большое количество воинов.

В 1709 г. чукчи «во многолюдстве» шли «с боем» на Анадырский острог. Однако столкновения удалось избежать. Посланный еще ранее к чукчам для «призыву в ясачной платеж» новокрещенный юкагир Иван Терешкин сумел не только отговорить их от похода, но даже привел с собой в Анадырск «для веры» одного чукчу, с которого взяли в ясак красную лисицу. С Терешкиным же чукчи отпустили взятого в «давные годы» в плен казачьего сына.

Из Анадырского острога 13 января 1711 г. приказчиком Федором Котковским были посланы вниз по Анадырю для сбора ясака с речных чукчей «с Нокона с родниками, с 5 человек, которые платили в казну великого государя ясак в Анандырском остроге в прошлом 710 году» якутский служилый Петр Ильин Попов, анадырский промышленный Егор Васильевич Толдин и новокрещеный юкагир Иван Васильевич Терешкин с юкагирами. После взятия ясака с речных чукчей им было велено идти на Чукотский полуостров «для призыва немирных чукоч» в ясачный платеж и взятия с них аманатов, а также сбора информации: «на чем у тех чюкоч меж собою по их вере в подлинном договоре верная твердость, и по каким они местам живут, по каменям, или подле моря, оленные или пешие, и чем они кормятся и значатся ли из того Носу какие в море острова…, есть ли какие на тех островах люди и звери, и какое они у себя имеют богатство». Заодно они должны были составить чертеж «Чюкоцкой земле». В путешествии посланцы находились с января по сентябрь 1711 г. Чукчи, встреченные ими на р. Анадыре (Нокон с «родниками»), заплатили ясак по красной лисице с человека, а Ноконов брат Копичила обещался заплатить и даже поехал в Анадырск. Носовые чукчи, однако, отказались от уплаты ясака, заявив: «и прежде сего руские люди у них, чюкоч, кочами морем бывали, и в то де время они, чюкчи, им, руским людем, никакова ясаку не платили, и ныне де платить не будем, и детей своих в аманаты не дадим».

Судя по всему, во вторую половину XVII – первую половину XVIII столетия на крайнем северо-востоке происходило мини-переселение народов, вызванное, в том числе, как проникновением русских поселенцев, так и сокращением численности аборигенного населения. Однако, отличие этих подвижек на территории крайнего северо-востока от аналогичных процессов в Пред- и Забайкалье выразилось в том, что значительная часть чукчей, кочевавших на Чукотском полуострове расширяла территорию своих кочевий на запад. При этом они вступали в постоянные конфликты с уже объясаченными ламутами, юкагирами и коряками.
Одновременно в отношении Российского государства к объясачиваемым иноземцам произошли значительные сдвиги. Более того – я бы сказал – пришёл другой взгляд на мир – геополитический, имперский.и согласно этому взгляду сопротивление, если оно где-то оказывалось, надлежало выкорчёвывать железной рукой. Проводником именно такой политики послепетровской России на северо-востоке страны стал капитан Павлуцкий, с чьим именем связано, пожалуй, самая громкая страница в «индейских войнах» на востоке России.

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Powered by LiveJournal.com