kiowa_mike (kiowa_mike) wrote,
kiowa_mike
kiowa_mike

Category:

Страна чукчей и коряков. Часть V.

Илл.21_Павлуцкий.jpg

Из "Сибирской книги".

Автор иллюстрации - nikkolainen

В 1725 году якутский казачий голова Афанасий Иванович Шестаков предложил Сенату способ замирения восточной российской окраины. Вскоре сам автор идеи прибыл в столицу. Он оказался весьма убедителен и в итоге весной 1727 года было принято решение о создании создать особую экспедицию, с опорной базой в Анадырском остроге. Численность экспедиционной партии определялась в 400 человек солдат и казаков, районом действия – Чукотка, Камчатка и прилегающие части Охотского побережья. Начальником экспедиции был поставлен Шестаков, а начальником военной команды определен капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Иванович Павлуцкий. В 1728 году экспедиция окончательно получила название Анадырской партии.

Шестаков и Павлуцкий изначально не поладили друг с другом. Уже во время совместной поездки из столицы к месту назначения оба главных действующих лица предстоящей трагедии беспрестанно ссорились друг с другом и даже дрались. Летом 1728 года в Якутске они поссорились окончательно и дальше, несмотря на все полученные указы, действовали самостоятельно друг от друга.

Ссора их, правда, продлилась недолго.

Шестаков в середине 1729 года отправился в Охотск, а оттуда к Тауйскому острогу. Он намеревался покорить немирных коряков, обитавших в северной части Охотского побережья, а затем сухим путем двинуться к Анадырску. Но 14 марта 1730 года отряд Шестакова (20 казаков и 113 ясачных якутов, тунгусов и коряков) был наголову разбит двумя тысячами чукчей на реке Егаче. В сражении погибли 10 казаков и 18 ясачных, остальные разбежались. Сам казачий голова был убит.

Основные свои усилия капитан Павлуцкий направил на на северо-восток от Анадыря и в 1730-31 ггпредпринял два похода на чукчей. На самом деле он проявил себя неплохим организатором, географом и исследователем. Однако во взаимоотношениях с местным населением он, скорее, придерживался тактики «выжженной земли». В какой-то степени способствовали этому и сами чукчи, которые в случае своего неуспеха в военных действиях как минимум убивали своих детей, чтобы избежать захвата в рабство, максимум – целыми стойбищами совершали самоубийство. Поход 1731 года, согласно исследованиям Зуева, выглядел следующим образом:

"Поход, длившийся 8–10 месяцев был очень труден и изнурителен. Отряд прошел около 2 тыс. км. Причем важно отметить, что в походе на Чукотку впервые принимало участие такое большое количество людей. Пока стояли холода и лежал снег, люди передвигались оленных нартах, которые предоставили юкагиры и коряки. Было мобилизовано около 700 упряжек, кроме того, за отрядом гнали стадо запасных упряжных оленей. На 5–6 чел. везли меховой полог для ночлега. С наступлением тепла (казаки вспоминали, что с 15 мая) от нарт пришлось отказаться, «шкарб» по 1,5–2 пуда стали грузить на вьючных оленей, а люди шли пешком, неся на себе амуницию и вооружение.
«От поветрия» к концу похода болела почти половина отряда, а 8 человек казачьих детей и промышленных людей даже умерло. В боях же погибло 4 русских казака, 1 юкагир (неизвестно в каком сражении) и 5 коряков, один (Семен Каначкин) потерялся в тундре. По другим данным (отраженным в «Реестре, сколько в партии служилых людей побито и померло и безвестно пропало», составленном в январе 1738 г. в Канцелярии Охотского порта), в походе погибло 3 казака, умерло 10 чел. и 1 пропал без вести.
Эти усилия не дали ожидаемого результата. Несмотря на три крупных разгрома чукчи не были покорены. Итоги оказались более чем скромными: отряд мог бы поставить себе в заслугу только нанесение чукчам материального урона (захват оленей) и уничтожение какой-то части их боеспособного населения (мужчин-воинов)".

Некоторые соображения по поводу внешнего вида Дмитрия Павлуцкого, изображённого на иллюстрации - здесь.

Летом 1740 года казацкий сотник Шипицын, исполнявший должность начальника Анадырского острога с отрядом в 80 казаков отправился вниз по Анадырю для сбора ясака с чукчей. В урочище Чекаево русский отряд встретился с крупным чукотским отрядом. Шипицын пригласил в лагерь для переговоров двенадцать чукотских вождей – и перебил их. После этого русские атаковали чукчей, которые в панике разбежались. Естественно, доверия к пришельцам эта история не прибавила.

4 июня и 6 июля 1740 года указы кабинета министров и сената предписывали Анадырской партии "итти на немирных чюкч военною рукою и всеми силами стараться не только верноподданных Е. И. В. коряк обидимое возвратить и отомстить, но и их чукоч самих в конец разорить и в подданство Е. И. В. привесть." . 18 февраля 1742 сенат издал указ, который гласил: "на оных немирных чюкч военною оружейною рукою наступить, искоренить вовсе, точию которыя из них пойдут в подданство Е. И. В., оных, также жен их и детей, взять в плен и из их жилищ вывесть и впредь для безопасности распределить в Якуцком ведомстве по разным острогам и местам между живущих верноподданных". То есть, речь шла не более и не менее, как о приведении в рассеяние целого народа.

За реализацию этих планов снова взялся Павлуцкий – к тому времени уже майор и якутский воевода. 7 ноября 1743 года он прибывает в Анадырск и с командой в 400-650 солдат регулярной армии, казаков и союзных юкагиров совершил три похода на Чукотский полуостров. Наученные опытом похода 1731 года чукчи не вступали в бой с этой армией, а стаорались раствориться в бескрайних северных просторах. Те же, кого заставали случайно врасплох, дрались до последнего.

12 марта 1747 года чукчи угнали у союзных коряков, кочевавших неподалёку от Анадырска каких-то оленей, в числе которых была и скотина, принадлевшая анадырскому гарнизону. Павлуцкий собрал отряд в девяносто семь человек (треть из которого составляли коряки) и начал преследование. 14 марта у устья реки Орловки мужественный майор встретил своего врага – военный отряд численностью около пятисот человек. Чукчи подождали ружейного залпа русских, и когда оружие солдат оказалось разряжено, бросились в рукопашную «на копьях». Часть казаков успела укрыться во временном укреплении, которое коряки соорудили из поставленных стоймя нарт. От поголовного уничтожения русских спас подход подкрепления из Анадырска.

Однако и без поголовного истребления разгром был полный: погибли майор Павлуцкий, 40 казаков и 11 коряков; 13 казаков и 15 коряков были ранены. Чукчам удалось захватить оружие, боеприпасы и снаряжение отряда Павлуцкого, в том числе одну железную пушку и знамя.

Гибель отряда Павлуцкого и очевидный неуспех Анадырской партии подорвал уверенность российского правительства в необходимости борьбы с чукчами. А назначенный начальником Анадырска в 1763 году подполковник Христиан Плениснер предложил ликвидировал анадырскую партию и снести острог.
Надо сказать, что в российской исторической литературе русско-чукотским коллизиям уделялось, моей точки зрения, незаслуженно много внимания. Масштабы столкновений чукчей с русскими были микроскопически малы, сами колонизаторы, в общем-то, и не пробовали продвинуться на восток дальше таёжной границы в бассейне реки Анадырь. А если точнее – дальше границы ареала соболя. В дальнейшем продвижении российских отрядов в тундровую зону, с точки зрения экономической геополитики XVII века отсутствовал всякий смысл.

Анадырский острог, бывший опорным пунктом русской колонизации в крае был ликвидирован в 1771 году – свою роль он уже отыграл, русская Камчатка (а частично, и Америка) жили совершенно своей, непохожей ни на что, жизнью.

Проблема с колымско-алазейскими чукчами, рассказывает Зуев, разрешилась в первой четверти XVIII в. В 1708 г. против них предпринял поход нижнеколымский приказчик И. Енисейский, который «побил ратным боем 12 юрт». В январе 1710 г. «воровские чюкчи с обманом» последний раз подъезжали к Нижнеколымскому острогу. После этого произошли какие то события, в результате чего эта западная группа чукчей бесследно исчезла, соответственно, прекратились вооруженные стычки, и ситуация в Колымско-Алазейском крае стабилизировалась.

Формально незамирённые чукчи в течении всего XVIII столетия продолжали расселяться на запад, вступая во взаимодействие с аборигенами, состоявшими в русском подданстве. Это явление требовало определённого государственного регулирования и этим в разные годы занимались зашиверский исправник И.И.Баннер (1788 г.). Из Зашиверска была снаряжена специальная экспедиция (почти что посольство) на Колыму. Встреча Баннера с чукчами состоялась на берегу р.Ангарки, впадающей в р. Анюй. Со стороны чукчей присутствовало 580 человек. Баннер наградил их предводителей кафтанами и одарил табаком и другими вещами. Тогда же было заключено первое соглашение о российском подданстве чукчей. Здесь, правда, есть некоторые детали, которые позволяют думать, что результаты встречи представители царской администрации толковали по-своему, а чукчи – по-своему. В частности, «ясак» внесённый чукчами они сами называли ответным даром.

Правительство Екатерины в 1789 году разрешило отпускать ежегодно по 500 руб. на подарки чукчам. Учитывая, что сами чукчи ответные подарки делали не соболями, а довольно плохой выделанной оленьей шкурой ещё неизвестно кто кому в действительности платил дань.

Но главным итогом этих переговоров стало практическое прекращение военных столкновений чукчей с подданными Российской империи.
Tags: Восток России, История, Россия, Сибирь, Чукотка, индейские войны, история, приключения, путешествия, экспедиции
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments