kiowa_mike (kiowa_mike) wrote,
kiowa_mike
kiowa_mike

Category:

Книги, которые... Ч.3.

На более поздних курсах тотального обучения русско-французские авторы у меня как-то массово сменились англоязычными. Вот, в частности, много бродил у меня по всяким дорогам (а именно тогдав я пережил их немало) томик Олдингтона "Смерть героя". Вы ж еще не забывайте - советская власть в самом соку, никто ни о какой перестройке не помышляет, в книжных магазинавх сплошняком какие-то Зириньши и Оолээмяэ, даже Бондарев с Беловым и Абрамовым были в дефиците - читайте что напечатали!

Вот и напечатали Олдингтона "Смерть героя", которая мне совсем не "вкатила", но кое что интересное я в ней почерпнул, и в итоге пришёл к Киплингу.

Ну, я изначально, в ТЗ к этой серии постов написал, что рассказываю я про fiction, потому не буду повествовать как искал все переведенные на русский стихи Киплинга. А вот что вспомню - так это то, что взял я тогда у моих выездных (хехе, помните, была такая идиома?) приятелей "Кима" на языке оригинала - но не по зубам мне это оказалось тогда, знакомство с "Кимом" отложилось лет на восемь. С другой стороны (друзей у меня было много и библиотеки у всех - разные) попал мне тогда роман Киплинга "Свет погас" в дореволюционном издании - и понял я, что тот "Свет погас" кроет оного Олдингтона, с которого всё начиналось, как бык овцу.

Но я продолжал запоем читать все доступные мне книги сколько-нибудь понравившихся авторов, и Олдингтон был признан "ограниченно годным", а не негодным вовсе. И потому следующая его книга "Все люди - враги" произвела на меня очень большое впечатление. Впрочем - было мне тогда чуть за двадцать, и пишу я эти строки исходя из моего тогдашнего мироощущения.

Кстати, именно на Олдингтоне я с интересом познакомился с феминизмом в том виде, в каком он произрастал в тогдашней Англии; и с другим взглядом на рабочее движение.

Книги в то время у людей жили "Собраниями сочинений", полученными по подписке на предприятиях или еще как-то; и в какой-то степени служили мерилом состоятельности и достаточности. Поэтому, обычно, если что-то тебя "цепляло", можно было постараться найти собрание сочинений оного автора (если оно, конечно, выходило в СССР) и читать его подряд.

Вот так я рискнул с Фолкнером, и начал с его "Медведя". В медведях я тогда уже кое-что понимал, поэтому не отбросил, как бессмысленный трэш (как это у меня случилось с Буссенаром, когда я понял, что знания об оружии им почёрпнуты сугубо из справочников), а сделал скидку на то, что речь идёт о мелком и поганом американском чёрном медведе, потому вся эта суета с собаками у них хоть как-то оправдана.

А следующим пошёл уже "Сарторис", который и по сю пору остаётся у меня одной из любимых книг американской литературы. Все остальное у Фолкнера, как ни странно, промелькнуло как-то бледненько.

С чем же у меня никогда не срасталось - так это с Хэмингуэем. Которого я подцепил "паровозиком" с Фолкнером и Фицджеральдом, и от которого ну ровным счётом у меня ничего не осталось. Ни тогда, ни в гораздо более зрелом возрасте, когда ото всех слышалось, что Хэмингуэй - это must, "мастее" не бывает.

Только очень-очень значительно позже я сверил по "Зелёным холмам Африки" отношения в трофейном лагере - ну да, та же муйня, что и везде, ничего нового...

Примерно в то же время я заглянул в Голсуорси. Как ни странно, из всей серии мне больше всего понравился "Конец главы", который, собственно, не совсем Форсайты; а уж потом - "Современная комедия". Всё остальное я практически не прочувствовал, а к "Концу главы" возвращался не раз, и, в довольно зрелом возрасте. А ещё почему-то мне очень нравились критические статьи Голсуорси.


Be continued...
Tags: Книги, Мои книги, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments