kiowa_mike (kiowa_mike) wrote,
kiowa_mike
kiowa_mike

Categories:

Молодцовские кильдымы и фазенда Шумахера.



В новом номере "Русского охотничьего журнала".

С иллюстрациями nikkolainen

Баранчук и Кукин вяло пили пиво в крохотном домике на восточной окраине города М., примыкающем к берегу бухты Гафнера. Закуской служил им мороженый чир, выложенный на сугроб, до которого можно было дотянуться непосредственно из форточки единственного окна, расположенного над столом. Домик этот, представлял собой кажущееся на первый взгляд совершенно хаотическим нагромождение сараев, коптилен, вешалов для сушки рыбы, собачьих конур, сеней с полуоторванными и ведущими в скрытые за серыми покосившимися досками лабиринты.

Обитателям «молодцовских кильдымов» это строение было известно как «фазенда Шумахера» (и то и другое названия никак не отражались ни в каких официальных документах муниципальных служб города М., но, тем не менее, были превосходно знакомы его обитателям с младых ногтей – когда те обитатели начинали с тринадцати лет потягивать портвейн и покуривать «Беломор» за гаражами). Кильдымы же назывались «молодцовскими» не из-за того, что там обитали какие-нибудь особенные молодцы, а потому что стояли они на берегу Старой Молодецкой бухты – которая подпирала город с восточного края и через которую открывалась панорама на лежащие на другой стороне горные хребты – прекрасная и жуткая, словно Господне слово, произнесённое в пустоту.

Внутри «фазенда Шумахера» представляла собой вполне пригодное для жилья пространство метров четыре на пять с двухметровым потолком, двумя топчанами, тремя креслами, стащеными из какого-нибудь кабинета директора склада, коими изобиловали Молодцовские кильдымы и единственным окном, под которым стоял здоровенный несокрушимый стол на металлической раме, тоже позаимствованный из какого-нибудь школьного кабинета.

В общем, утверждать, что Ванька Шумахер, владелец фазенды, потратил на её обустройство больше пяти рублей дореформенных ещё советских денег, было бы явным преувеличением.

Отапливалась же комната огромной печкой, сооружённой из двухсотлитровой металлической бочки, водружённой посередине., так что два приятеля, сидящие у стола, могли протянуть к ней ноги и, тем самым, усугубить состояние блаженства, происходившее от дегустации светлого, тремя часми назад разлитого «Полярного» пива и слабосолёного мороженого рыбьего бока, присыпанного солью и перцем.

За какой-то из окружавших комнату стен послышалась неуверенная возня и слабые ругательства, постепенно усиливавшиеся по мере приближения к обитаемому центру этого мира.

Характерной особенностью фазенды было то, что никто не мог явиться в неё незамеченным и неожиданным. Любому гостю сперва надлежало понять в какую из полураспахнутых дверей надлежит войти, после чего преодолеть целый ряд сеней, которые служили одновременнно как дровяными сараями, так и складами всяких никчёмных вещей. Эти соединённые между собой сараюшки-склады, огибали жилое помещение по спирали, и визитёр обычно сообщал засевшим в жилом ядре обитателям о своём приходе грохотом падающих поленьев, ударами колен, локтей и других выступающих частей тела об остовы давно погибших стиральных машин, холодильников, детских колясок и телевизоров, сопровождаемыми ругательствами. И, в соответствии с тональностями ругани разомлевшие посидельцы доставали из ящиков дополнительную выпивку, рубили закуску, нарезали хлеб и лук, служившие неизменными приправами к неизменной же рыбе; или же прятали всё вышеупомянутое под стол и деловито принимали деловитый вид – если голос был женский.

Ибо фазенда жила без постоянных обитателей и занималась практически любыми существами мужеска пола, желавшими провести в уединении несколько часов или суток, по согласованию с Шумахером и при принесении торжественной клятвы на клинке кухонного ножа, что данное укрывище не будет случайно, намеренно или спьяну предано огню.

Естественно, при таком раскладе жёны регулярно скрывающихся на фазенде мужиков временами являлись туда с инспекционными целями, выволакивали оттуда своих благоверных и призывали на голову Шумахера всяческие мирские и небесные кары.
Шумахер же, предоставляя своим приятелям убежище, действовал не в целях корысти, а исключительно из гендерной солидарности, почему временами он заколачивал какие-то двери, ведущие внутрь своего хламушника, восстанавливал одни перегородки и разрушал другие, проделывая двери в иных стенах окружающих домик сараев – словом, нарушал привычный порядок вещей, препятствуя тем самым возмущённым супругам к проникновению в помещение.

Для пущей маскировки единственное окно фазенды выходило во внутрений, образованный сараями и конурами, дврик, так что его тусклое свечение никак не проглядывалось с улицы.
Tags: Магадан, Охотское море, Север, бедные женщины, женщины, мужчины, приключения, природа, путешествия, север
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment