kiowa_mike (kiowa_mike) wrote,
kiowa_mike
kiowa_mike

Categories:
"И вот историк с давних пор слывет неким судьей подземного царства..."
Марк Блок

- Очевидцы первого ряда -
те, кто все же сумел стать источником,
благодаря тому или иному
выверту судьбы -
не всегда счастливому, не всегда -
или благодаря тому, что в момент взрыва
они еще - или уже - стояли совсем в другом ряду -
год рождения, как вы понимаете,
ограничивает число событий,
в которых можно принять
деятельное участие...
В общем, очевидцы первого ряда, -
очки безуспешно ловят солнечный луч, -
плохие свидетели, предвзятые и ненадежные.
Их оптика по необходимости
ограничена окуляром и снабжена перекрестьем.

Даже если им случается давать показания -
возьмите, например, протоколы инквизиции -
очевидцы первого ряда
не только реагируют на стимулы,
но и - порой довольно упорно -
преследуют цели,
не имеющие отношения к установлению истины.
А уж воспоминания...
Лектор машет рукой,
шесть его теней повторяют движение,
еще три отсутствуют в помещении -
заняты другими делами.
Очень удобная конфигурация.
Аудитория соглашается.
Воспоминания - это работа для Золушки.
Отделение проса от гречки внутри мешка.
- Для нас, в отличие от полиции,
куда надежней очевидцы десятого ряда -
молодой человек, опоздавший на свидание
из-за уличной свалки;
домохозяйка, день за днем
записывающая цены на рынке;
писарь, добавляющий примечания
к поминальным вкладам;
суеверие, передающееся из поколения в поколение,
когда исходная причина давно исчезла:
снайпер сейчас берет с первого огонька,
а дурная примета - все равно прикуривать третьим...
Все, все они расскажут нам больше.
То, что мы по-настоящему помним,
то, что мы твердо знаем,
остается посредством граффити на стене,
песенкой в магнитофоне -
помните, был такой аппарат - очень недолго,
заговором от бородавок,
бородатым анекдотом,
а вовсе не звуками лиры и трубы.
Лектор, маленький остроглазый человек -
армейский капитан, один из тысяч,
член регионального совета Сопротивления,
позывной "Нарбонн",
тоже один из многих,
да, летом 44, под Лионом,
так обидно - самый конец войны,
не назвав господину Клаусу Барбье -
"лионский палач", свидетель десятого ряда,
интересный только в этом качестве -
ничего, кроме настоящего имени...
сильно затруднил работу историкам,
вынужденным восстанавливать события
по обрывкам документов и, конечно, воспоминаниям.
Он продолжает рассказывать,
не отдавая себе отчета,
что в вопросах истории и методологии он -
очевидец первого ряда,
завзятый, предвзятый и ненадежный,
подлежащий перекрестной проверке,
вне зависимости от того,
можно ли увидеть его в зеркале
или зафиксировать на пленке.
Аудитория, впрочем, конспектирует
как заведенная.
Она помнит, она твердо знает -
звуки лиры и трубы - не источник,
звуки лиры и трубы - воля и желание
не отдавать времени ничего,
никого и никогда,
ни при каких обстоятельствах -
включая самые обычные, те которые.
Ну а дальше, конечно,
в дело идет методика.

el_d
Tags: Стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments