kiowa_mike (kiowa_mike) wrote,
kiowa_mike
kiowa_mike

Categories:

"Дикование".



Надо сказать, что нынешняя ситуация, когда человек проводит много времени в четырёх стенах, и очень мало общается с людьми - достаточно часто встречалась и встречается в миру немного в другой упаковке.

А именно - на промысловой охоте или на удалённых базах.

Во времена до десятых годов 21 века на промысле было ещё и не ахти со связью - старый госпромхозовский "Карат" или "Ангара", очень сильно зависящий от проходимости, аккумуляторов, антенны и ещё чёрт-те от чего. Ну и радиоприёмник "Спидола" - вот и все основные друзья промысловика.

Светлого времени в природе всего пять-шесть часов, всё остальное - в избе. И хорошо если хоть электростанция есть, а то и её зачастую, не было.

Совсем тоска возьмёт - садится промысловик на "Буран" или становится на лыжи - к соседу; или в стадо. Поставят бражки, нагонят самогона, попьют недельку - и обратно, к путикам.

Но иногда с людьми и посерьёзнее дела начинали происходить.

И голоса они начинали слышать.

И с невидимыми друзьями разговаривать.

Это и называлось у нас - "диковать".

Иногда видЕния были. На постоянной, причём, основе. Помню, старик Николаич на Огородовой избе специально просил всех проезжавших приносить ему дрова из поленницы в избу. Там глаза у них, объяснял. Между дров в поленнице-то. Так и зыркают.

А на охоту ходил. Только чтобы эти, из поленницы, за ним не следили, он брезент на рогульках между избой и поленницей повесил.

Кстати, пришёл с промысла на Олу - и пропали у него эти глаза, и на другой год даже не вернулись. Он так и объяснял - в том году были, а в этом - нет уже.

И плечами пожимал.

Тайна природы, панимаишь.

Как-то раз мы сплавлялись по Анадырю и приплыли на затерянную перевалбазу. На перевалбазе повстречал нас мужик, был он дик, вонюч, однако, трезв с виду.

Пригласил он нас в дом, попили мы чаю со свежими оладьями («как чувствовал - вот-вот люди появятся»), и тут он говорит:

- Хорошо, парни, что вы приехали, а то мне одному никак не справиться. Мухляй одолел, проклятый, на мешках каждый вечер сидит и пузо чешет. Я его и так, и эдак, топором попасть стараюсь, а он быстрый, собака, изворачивается! Да вот он и сейчас вылез, на свежих людей посмотреть!

Мы оторопело повернулись к углу. Там лежала груда мешковины, какие-то палки, грязная эмалированная кружка и оселок для косы. Никакого «мухляя» там и в помине не было. Темные закопченые бревна, правда, были в свежих желтых ссадинах. Вот оно «…топором стараюсь попасть»!

Мой тогдашний начальник, Владимир Аксенов, прежде чем уйти в науку, пять лет работал в поселке связистов в заливе Шельтинга. Виды он там видал - любые. И тут он не растерялся.

- Ты, Сергей, иди, с Михаилом, лодку перегрузи. - А я тут с мухляем разберусь. Меня в институте учили как их заговаривать. Топором тут не поможет махать, наука нужна!

Мужик зыркнул, непонимаючи.

- Какая такая наука? Счас мы его - вы за руки, а я - инструментом! - и вытащил из под стола «инструмент» для рубки стланика - с метровой рукояткой.

- Не, не, не, - успокоил его Володя, - ты, видно, недавно с ним познакомился, а нас профессор Панов с ними работать учил. Изведу начисто, мне только здесь посторонних не надо!

- Ну, если профессор…

Сергей вышел со мной заниматься делами. Правда, весь тот час, который он был на улице, время от времени спрашивал: - ну, точно он мухляя заговорит?

- Точно, точно, - успокаивал я его, - большой Вова специалист по мухляям, знающий. Как у кого мухляй появится, мы сразу к нему.

- И выводит?

- Начисто! Разу не было, чтоб мухляй обратно вернулся!

Возвращаемся в дом. Сергей изумленно вставился в угол, где лежала все та же мешковина, все те же палки и все та же эмалированная кружка. Но по его вполне довольному взгляду я понял, что мухляя там уже не было.

- Здорово, - с облегчением сказал он, - больше не появится?

- Нет, нет, поспешно сказал Володя, - к тебе - больше ни-ни. Других пошел искать.

- Других - пусть ищет, - миролюбиво сказал Сергей, - а у меня чтоб дома таких - как ты говоришь - ни-ни!

Тут я понял, что изменилось в избе. Оладий на столе за этот час почти не стало, да и чай, судя по всему, заваривался дважды.

- Ну, мужики, ну, молодцы! - Владимир, в глазах Сергея, вырос, очевидно, до небес, - так вы не стесняйтесь, живите, как хотите, сколько хотите. Места у меня много!

- Нет, сказал начальник Володя страдальческим голосом, - люди мы государевы, прямо сейчас дальше поплывем… Нас Ламутское ждёт.

Знали б мы что нас ждёт в Ламутском.

- Не переночуете даж…

- Ни-ни!

Много с кем такое случалось, но не все рассказывают. А кто, не как Николаич, не мог такого издевательства потусторонних сил на себе вынести - тот и вовсе промысел бросил. Не его это, значить.
Tags: Охота, Север, выживание, охота, природа, промысел, север, снаряжение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →