?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Экология и жизнь.

Активная пропаганда своей деятельности международными экологическими организациями, особенно, через средства массовой информации, наводит нас на мысль, что
а) в экологию Российского Дальнего Востока вкладываются значительные средства, и:
б) эти средства оказывают существенное влияние на формирование экономических и политических процессов в регионе.
Насколько оба этих постулата соответствуют реальности?

Прежде всего, стоит разделить мух от котлет и говорить отдельно о влиянии экологических организаций на бизнес в регионе, и отдельно – на политику. Так как с моей точки зрения убежденного монетариста, деньги первичны, то сперва поговорим о бизнесе.

Итак,

Экология и бизнес.
Для того, чтобы понять особенности общественной экологической политики на Дальнем Востоке, надо вернуться к ситуации, при которой международные экологические организации на Дальний Восток пришли.
Было начало девяностых – один из своеобразнейших периодов российской истории.
В стране физически не хватало наличных денег. В сберкассы стояли очереди с номерками. Заработная плата исчислялась миллионами. При этом жалованье научного сотрудника дальневосточного биологического НИИ колебалась от семи до десяти долларов США. За сотню долларов люди были готовы прыгнуть хоть черту в зубы, тысяча казалась настоящим состоянием.
Пришедшие в это время международные экологические организации, платили за ту же работу баснословные, с точки зрения научного сотрудника деньги (которые, тем не менее, были значительно меньше зарплат самих иностранцев на тех же местах. Смехотворно меньше, я бы даже так сказал). В этот момент им для своей работы удалось привлечь часть наиболее квалифицированных и активных ученых страны.
Кроме того, у многих людей было живо ощущение реального течения политической жизни, которое появилось в 1988 – 1991 гг., и шипящее экологическое жаркое обильно сбрызгивалось лимонным соком политического идеализма.
К началу ХХI века наиболее квалифицированная и активная часть специалистов, которая составляла базис экологического движения в начале девяностых годов частью уехала из страны, другая – ушла в экономически более выигрышные отрасли экономики, а третья – разочаровалась в экологическом движении как таковом.
Бизнес от экологии к этому времени поддерживал наиболее неконкурентоспособную часть творческой интеллигенции – тем самым, уменьшая социальную напряженность. Что, наверное, само по себе и неплохо. Но самому движению это на пользу не шло. Другое дело, что развитие полноценного общественного движения не входило в планы международных организаций. В их планы входило нечто совсем другое.
Здесь есть смысл пояснить, что такое транснациональные международные экологические корпорации (которые сами себя упорно называют «общественными организациями» - такие как WWF, Greenpeace etc.).
Это мощные механизмы для сбора средств по всему миру и лоббирования принятых в Западном сообществе принципов природопользования (а вовсе не охраны природы!). Огрублённо – что-то вроде МММ с лёгким уклоном в природоведение. При этом с МММ их роднит как принцип сбора средств со «сторонников», так и мощнейшие PR-компании, без которых невозможно их существование.
С точки зрения этих структур, в России они обходились минимальными вложениями, а пиар-деятельность вокруг российских проектов оборачивалась многомилионными сборами по всему миру.
Задачи подобные организации ставят наипростейшим образом: они исследуют текущую ситуацию, потом объявляют существующее положение своей целью. Далее, в результате тщательно продуманной, детально проработанной, многократно обсужденной и всесторонне финансируемой кампании этой цели (то есть, существующего положения вещей) достигают.
При этом важно правильно выбрать объект для спасения. В этом, собственно говоря, и состоит большая часть хитрости – обеспечить правильный выбор направления усилий. Цель должна быть харизматичной, симпатичной и внушать уважение, а выполненная в виде детской игрушки – любовь. Как… Как… Как, скажем… тигр.

Амурский тигр как зеркало экологической политики на Дальнем Востоке.
Для того, чтобы понимать, что происходит сегодня не с тигром, а именно что «вокруг тигра» совсем не надо быть специалистом-тигроведом. Достаточно лишь толики здравого смысла и способности взглянуть на ситуацию со стороны. Для чего, собственно говоря, и был приглашён директором Дальневосточного отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) Юрием Дарманом в ноябре 2002 года.
Насколько объективны данные по состоянию популяции амурского тигра – это определяющий вопрос всей «тигриной» дискуссии, и я постараюсь остановиться на этом поподробнее. В принципе, я планирую поднять его на страницах специализированного издания (потому что он содержит много моментов, неинтересных рядовому читателю газеты), но кое-чего мы можем коснуться и сейчас.
Итак, принято считать, что в середине сороковых годов численность амурского тигра очень значительно упала. Тут за киску вступился всемогущий СССР, охоту запретили, наказание за незаконную охоту назначили – численность пошла вверх. Сперва считали, что тигров у нас около сотни (60-е годы 20 века); затем 250 (70-е годы), затем более четырёхсот (середина восьмидесятых). Затем – бац, Советский Союз прекратил своё существование, во все стороны открылись границы, и в начале девяностых численность этого зверя резко упала. «Прибежали санитары, зафиксировали нас» - то есть, пришли мудрые и богатые природоохранные корпорации, объяснили нам, тупым, что происходит, дали много денег, спасли тигра от злых русских. После чего учёты тигра – в 1996 и 2005 гг. фиксируют цифру вокруг примерно одного показателя – 450 – 500 особей. Как и в середине 80-х годов.
Ну и?
Учёт амурского тигра – это, прежде всего, не столько огромный труд, как деньги. Стоимость учёта амурского тигра 2005 года составляла несколько сот тысяч долларов, а на Всеобщий учёт тигра по всему миру было выделено десять миллионов. Эти деньги выплачивают российским исполнителям международные экологические финансовые корпорации – преимущественно, Общество сохранения диких животных и WWF. И именно они формируют круг специалистов, под руководством их экспертов происходит подготовка отчётов. Но! Дело в том, что все эти структуры НИ В МАЛЕЙШЕЙ МЕРЕ НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ в объективности полученных данных. Эти сведения им нужны не для эффективного управления популяциями, а для увеличения собственного финансирования со стороны мирового сообщества. Именно поэтому я предпочитаю говорить о них, не как об общественных экологических организациях, каковыми они представляются обычно рядовым гражданам, а как о международных финансовых корпорациях, делающих бизнес (в том числе и участвующих в биржевой игре) в околоэкологической сфере.
Об объективности исследований, осуществляемых на базе грантов, красноречиво говорит замечательная история годичной давности.
В Брюсселе, на сессии Евросовета делался доклад о возможностях глобального потепления. Вывешивались таблицы, графики, презентации шли одна за другой. Обе точки зрения – «за» и «против» существования этого эффекта имели примерно равное количество исследований в свою поддержку. Забавным было лишь то, что ВСЕ исследования, говорящие в пользу перемены климата, делались на гранты энергопотребляющих государств, а те, которые утверждали противное – на средства нефтедобывающих.
Вопрос об учёте тигра – это отдельный вопрос для дискуссии в научной прессе. Но одно я утверждаю точно – методика учёта амурского тигра не проходила независимой экспертизы (как это делается в случаях оценки запасов, скажем, золотоносных месторождений), и является продуктом внутренней деятельности тесной группы товарищей, работающих на средства зарубежных экологических корпораций.
Более того – любые вопросы о том, как с точки зрения статистики происходит обработка материалов «тигриных» учётов встречали дружное противодействие участников процесса. Формулы расчёта численности подробно не публиковались ни в одном научном журнале мира.
Собственно, любая научная работа выглядит так и только так: исходные материалы исследований берёт любой квалифицированный специалист, и он, при использовании предложенного инструмента расчёта получает тот же или близкий результат. В ситуации с тигриным учётом этот инструмент расчёта выпущен совершенно – нам предлагают взглянуть на исходные данные и на конечный результат, опуская при этом механизм как третье получилось из первого. Поэтому нам в случае современной оценки численность амурского тигра в 431-529 особей предлагают верить на слово и только на слово.
«Умные люди сказал – ты что, нэ понымаешь»?
Теперь о магической цифре 450 – 500. Склонен я предположить, что она очень не случайна. «Повышать» её международным экологическим корпорациям никак нельзя – они сами назвали в средине девяностых годов количество в семьсот тигров как численность, при которой этот зверь будет выведен из-под удара. А тогда чьим же именем тратить сотни тысяч долларов и плодить общественные организации?
По большому счёту, на то, объективно его считают, или нет, амурскому тигру наплевать. Как наплевать и на всю миллионодолларовую активность вокруг него. Они существуют в параллельных мирах – тигр и люди, распределяющие и тратящие его именем деньги.

Общественный и государственный подход.
По мнению различных аналитиков, общая сумма, вложенная международными экологическими организациями в самые разные проекты на юге Дальнего Востока России с 1993 года колеблется от 30 до 47 миллионов долларов. На первый взгляд, это достаточно значительная сумма.
Только на охрану тигра, по данным, представленным Сарой Кристи из Лондонского Зоологического общества, с 1991 по 2002 г. на русском Дальнем Востоке было вложено около 8 миллионов долларов США.
Так что – это много?
Щаз-з-з-з…
На самом деле, это соответствует прибыли всего одного супермаркета в течение года. Годовые же вложения колебались от 900 тысяч до трех с половиной миллионов долларов в год, то есть, равнялась обороту одного предприятия среднего уровня, например, магазина туристических товаров.
Единственную спланированную и эффективную атаку на незаконное использование природных ресурсов на Дальнем Востоке предпринял всеми нелюбимый Китай.
Совершенно автономно от каких бы то ни было усилий международных и российских общественных экологических структур, Китай установил жестокое наказание за контрабанду объектов животного мира и древесины через границу. После этого, количество экологических правонарушений на русском Дальнем Востоке пошло на убыль – опять же, вне особой зависимости от вкладываемых на российской стороне денег.
Китай же продемонстрировал, что только государственный подход к природоохранной деятельности может быть эффективен.
Итак, из вышесказанного, очевидно, что никакого влияния на бизнес в регионе экологическая общественность практически не оказывает, и не может оказывать из-за мизерности вложений с одной стороны. С другой стороны, она сама по себе является бизнес-проектом, развивающимся по рыночным законам. Только этот проект очень сильно разнесен в пространстве – деньги вкладываются на фронтире человеческой цивилизации и в третьем мире, а собираются среди «Золотого Миллиарда». Более всего эта система похожа на коромысло, которое раскачивает фонд или Общество, сидящее посередине. Но большая часть людей, находящихся на одном плече действия экологического капитала, не видят другого плеча, что порождает, естественным образом, недоверие и слухи.
И не всегда необоснованные, заметим…
Но, может быть, общественные экологические организации имеют абсолютно ясную и жизнеспособную идеологическую платформу, которая способна заставить считаться с ней политические элиты?

Экология и государство.
Причин, почему не налажен реальный диалог власти и общественных экологических организаций в стране довольно много.
Неприятие, в конечном итоге, является, все-таки, не органическим, а экономическим. Людям, в том числе, чиновникам, жить надо здесь и сейчас. Сегодня надо взять откуда-то грейдер для очистки улицы, зарплату дворникам вывести из под ареста в банке, самому заплатить за колледж ребенка, выплатить кредит в банке. А тут приходит мужик, и говорит, что в лесу тигра дохнет. Да кто ж знает, дохнет она там или нет, кто ее там считал, окаянную? А если и считал – те тоже жулики и проходимцы, денег им надо, вот они своего и заслали. Сдохнет – не сдохнет – это МНЕ с деньгами на асфальтирование дорог поможет, нет? Уйди с глаз долой, жулик противный!
В конечном итоге все сводится к игре «за деньги».
И в этой игре экологические организации безнадежно проигрывают современной российской действительности.
Историю о том, что с помощью заповедников, национальных парков, заказников и т.д. можно зарабатывать деньги, представители власти знают. Знают, и даже верят. Но, будучи, в отличие от чиновников международных экологических структур практиками, а не теоретиками, знают, какие вложения потребуют эти структуры для того, чтобы они начали окупаться, и за какой период они окупаться начнут. За это время сдохнет и ишак, и эмир, и они сами.
А жить надо – сейчас.

Экология и политика.
Насколько экологические организации российского Дальнего Востока можно назвать общественными?
Я вспоминаю любопытное мероприятие, проводившееся года три назад под патронажем одной из международных экологических структур. Тогда под крышей Института биологии моря удалось собрать около полутора десятков общественных организаций. Собравшиеся там люди должны были выработать рекомендации по борьбе с браконьерством. Обсуждалось же там все на свете – от жалобы пограничников на недостаточное финансирование их рода войск, до способов управления государством Российским от Гостомысла до наших дней. Создавалось впечатление, что сидевшие в зале среднего возраста мужчины и женщины представляют собой не круг малоизвестных структур а, по меньшей мере, Госсовет или Администрацию президента Российской Федерации. В какой-то момент автору эта форма общения несколько надоела, и он, чисто любопытства ради, попросил каждую из присутствующих организаций рассказать о количестве их сторонников.
На полтора десятка лидеров не набралось даже сотни «штыков»…
Сегодня в современное российское общество вброшен призыв «Обогащайтесь». Противопоставить его современному экологическому движению нечего. Для того, чтобы «переоседлать» его у экологистов не хватает идеологической целостности.
Другая причина – отсутствие у экологистов реальных механизмов влияния на экономические и политические процессы на опекаемой ими территории. Про влияние на экономику и бизнес мы говорили выше. Что до политического влияния, то у экологистов отсутствует главное – массовая поддержка населения.
Когда мы говорим об истоках экологического движения на Дальнем Востоке, то стоит подумать о том, почему здесь, на территориях восточнее Иркутска в советские и перестроечные времена практически отсутствовал такой феномен, как студенческое природоохранное движение. А между тем, во многом, именно движение студенческих дружин и дало общественному экологическому движению России значительную часть его основных теоретиков и практиков, таких, как С.Забелин, Е.Шварц, А.Зименко, и многих других. Более того, в поздние восьмидесятые – ранние девяностые, именно бывшие дружинники выступили в качестве одной из основных организующих сил демократического движения в России.
Этому может быть здесь три причины. Первая – это то, что на относительно малонаселенной территории Дальнего Востока отсутствовала необходимая критическая масса населения. Кроме того, значительная часть социально активных молодых людей до начала 90-х годов предпочитала выезжать на учебу в центральные районы России, в те же Москву и Ленинград.
Другой причиной отсутствия на территории Дальнего Востока как студенческих дружин, так и более-менее внятных самостоятельных общественных движений, является то, что дальневосточное население традиционно не рассматривало себя вне зависимости от метрополии.
Третьей причиной являлся принятый на Дальнем Востоке временный образ жизни. На большей части его территории (за исключением, может быть, самого юга), жизнь здесь рассматривалась как временное явление перед переселением в центральные районы страны – хлебнуть романтики, заработать денег, да и вернуться, выкупив хату под Полтавой…
В середине девяностых стало понятно, что отсюда деваться некуда.
Кроме того, на территории Дальнего Востока всегда отсутствовали прямые экологические угрозы здоровью и жизни людей. Такие, как радиоактивное загрязнение Чернобыля, выбросы химических заводов Подмосковья, или отходы металлургического производства Южного Урала. Таким образом, для людей, отсутствовала мотивация объединения по причинам, которые, в большинстве своем, казались не очевидными.
Но именно Дальний Восток стал для международных экологических корпораций тем районом, где их деятельность на территории нашей страны достигла апогея.
Причин для этого было много. И удалённость от центральных российских органов власти. И невероятный бардак среди органов власти местной. И общая криминализация обстановки. Но главной среди этих причин была очевидная слабость так называемого «гражданского общества». Именно необходимостью его развития и мотивировали международные структуры развитие здесь своих программ.
«Гражданское общество» в понимании господ экологистов, создавалось на Дальнем Востоке так.
На планёрке какой-нибудь международной организации обсуждается необходимость создания образовательного центра где-нибудь в южном Сихотэ-Алине. Центр должен кому-нибудь принадлежать. nbsp; «Нет проблем» - бодро рапортует ответственный корпорации за данное территориальное образование – «Мы создадим в деревне Гадюкино общественную организацию, оформим с ней партнёрство, и на её основе создадим центр». «А не бортанут они нас» - законно сомневается директор, - «после того, как мы этому партнёрству приобретём здание, оборудуем его»? «Да как же они нас бортанут» - искренне удивляется координатор – «кто же, кроме нас, им, убогим, ещё на такую хренотень деньги даст»?
Таких псевдообщественных организаций, хоть экологического, хоть какого угодно характера, на территории русского Дальнего Востока создано превеликое множество. И главной их задачей являются не просвещение населения, не ведение какой-либо природоохранной деятельности, а освоение финансовых потоков корпораций, и увеличение количества зависимых от них людей.
Интересно, что точно такая же схема в первую половину 90-х годов на Дальнем Востоке была опробована и по отношению к государственным организациям. Именно по инициативе транснациональнх экологических корпораций была создана уникальная для России специнспекция «Тигр». До начала третьего тысячелетия она финансировалась широко и всесторонне. Но в начале миллениума руководство «Тигра» решило, что государственные интересы достаточно сильно расходятся с указаниями, получаемыми от международных «экологистов». И последние весьма эффективно заблокировали её деятельность, так что сегодня специнспекция представляет собой совершенно недееспособное образование.
К счастью, это – единственный случай, когда представители транснациональных экологических корпораций смогли эффективно навязывать свою позицию государственным органам и сумели поставить их в полную зависимость от своего финансирования.
Если, по общепринятому выражению, на большей части России экологические организации «подсели на иглу» зарубежных грантов, то на Дальнем Востоке они из этой иглы, во многом, и вылезли.

Экология и взятки.

Действовать, Ваше Превосходительство, следует не оборонительно или наступательно, а подкупательно.
А.С.Пушкин. Капитанская дочка.

Мы сегодня подходим к одной из наиболее сомнительных форм действий международных экологических организаций не только на Дальнем Востоке, но и в принципе, на всей территории «Третьего мира», к которым организации, базирующиеся в странах «Золотого миллиарда», относят и Россию.
Это – выплаты т.н. грантов представителям как законодательной, так и исполнительной власти нашего государства. Да что там говорить – мне лично пришлось быть свидетелем разговора, во время которого представитель международной экологической корпорации предлагал нанять армию для ведения природоохранных действий на Дальнем Востоке России, мотивируя это тем, что в Африке они так и поступают!
Те «общественные организации», которые плодятся и множатся под крышей международных экологических корпораций как раз и призваны скрыть направление неочевидных, и даже сомнительных финансовых потоков – таких, как выплату средств российским чиновникам за лоббирование тех или иных выгодных корпорациям решений. О каком же «гражданском обществе» после такого подхода может идти речь?

Экология и идеология.
Очень часто общественные экологические структуры совершенно не думают о доступности своей миссии для среднего россиянина. Вот, как быть, например с «сохранением биоразнообразия во всей его множественности для наших детей». А теперь – давайте, пусть не на счет «раз», а на счет «двадцать пять» объясните владельцу автостоянки Альберту Кукуеву, что такое биоразнообразие, и что случится, если оно уменьшится, или увеличится, или что там еще бывает с этим самым биоразнообразием…
Некоторые экологические организации вообще не заморачиваются внятностью идеологии, и просто пошли в продвижении своей торговой марки путём прямого ее запечатления: самая известная экологическая организация мира называется предельно просто – «GreenPeace», а ее брэнд – заглядывающий в душу детёныш тюленя не заставит дрогнуть сердце только самого отпетого бармалея. Другая организация – Всемирный фонд дикой природы (WWF) подкачал с очевидностью названия, но его логотип – чёрно-белый мишка-панда, пожалуй, способен посоперничать с гринписовским тюлененком. Недаром, на защиту этого логотипа адвокатами Фонда ежегодно тратятся десятки тысяч долларов по всему миру.
В 2003 году четырьмя ведущими экологическими теоретиками России была издана книга «Охрана природы России: от Горбачева до Путина». Выполненная в качестве всестороннего анализа экологической политики Федерации, она, по большому счету, сводится к тезису о непонимании российской властью важности экологических программ и полного их игнорирования. А какого лешего, скажите пожалуйста, им было понимать их важность, если за экологическими программами не стояло получение немедленных экономических бенефиций, или политического давления значительных человеческих масс! Скажите, кто из современных российских экологистов продемонстрировал на собственном примере экономическую состоятельность природоохранной доктрины, как, например, Чубайс, Черномырдин или Абрамович продемонстрировали на своем примере преимущества доктрины ресурсной политики? Мы можем осуждать их, ненавидеть, или любить, но именно их пример демонстрирует самым широким слоям населения, каким образом можно достигнуть личного благосостояния в современном мире.
Пока из экологического движения не выйдут люди, подобные Абрамовичу, Гейтсу, Деллу или Соросу, оно останется уделом узкого круга лиц, считающих, что все их усилия возымеют значение лишь в отдалённом будущем, или в некоем горнем царстве (нужное оставить, ненужное зачеркнуть)
При этом, совершенно не надо считать, что только наличие прямой материальной выгоды способно подвигать человечество на невероятные усилия для достижения неочевидной цели. Под неочевидной целью я полагаю, как достижение царства Божия, так и завоевание земного мира. Транснациональные же экологические корпорации вместо царства Божия предлагют нам (вдумайтесь только!) установление режима неистощительного (ага!) природопользования (бррр!).
Повторим: режима неистощительного природопользования. Тридцать три буквы на два слова! Это как же надо не любить свое дело, чтобы обозвать его подобным образом!

К чему же в деле охраны природы пришли международные экологические организации на Дальнем Востоке сегодня?
Международные экологические корпорации идут путём навязывания стратегий, разработанных за рубежом, и старательно внедряемых на российской почве. Эти стратегии направлены прежде всего, не на достижение природоохранных успехов, или защиту того или иного вида животных, а на создание в России «гражданского общества» в том виде, каком его представляют себе ведущие умы «развитой демократии».
Они выражаются в:
искусственном создании огромного количества неправительственных общественных организаций. Подавляющее большинство из них совершенно несамостоятельны и могут существовать лишь при руководстве извне и при наличии грантового финансирования теми же международными корпорациями экологической направленности.
прививании массе населения России мировоззрения, выгодного странам «Золотого Миллиарда». В упрощённом варианте оно выглядит как необходимость бездумного следования рекомендациям «экспертов» международных экологических корпораций, с принятием на веру их умозаключений, без самостоятельного анализа их правильности.
повышении социальной напряжённости путём насаждения антагонизма между российской власть и простым населением (особенно, в сельских и таёжных районах). Международные экологические корпорации борются не с причиной, а со следствием – не с тотальной бедностью, а с вынужденным браконьерством и рубками. Увеличению этой же напряжённости способствует и неоправданное исключение значительных территорий из хозяйственного оборота (создание новых особо охраняемых территорий), и система грантовых выплат инспекторам в зависимости от количества вскрываемых нарушений. Эта система способствует тому, что инспектора лесного, рыб- и охотничьего надзоров «набирают очки», раскрывая самые массовые и малозначительные нарушения, и не связываются при этом с организованными преступными группировками, добывающими лес и другую продукцию таёжного происхождения на продажу.

На первый взгляд, вышеописанные проявления деятельности более подходят каким-нибудь тоталитарным сектам или адептам идеологии. Ну что же – это не может не наводить на некоторые размышления.

Сегодня, в условиях экономического роста, и, соответственно, роста материального благосостояния, влияние транснациональных экологических корпораций (и без того изрядно преувеличиваемое ими самими) ослабевает. Но надо помнить, что эти организации не свернут свой деятельности на территории Российской Федерации. И их бесплатная благотворительность не бесконечна. Вот-вот у этих структур на территории РФ, в условиях продолжающего экономического роста, наступит иной этап деятельности. Период сбора средств на «экологическую помощь» по всему миру за пределами Российской Федерации.
Я не призываю к изгнанию международных экологических корпораций с территории нашей страны. Это – неумно, и по большому счёту – бесполезно. Но я хотел бы, чтобы каждый потенциальный жертвователь на их нужды – неважно, отдаёт он триста рублей или десять тысяч долларов (или миллион евро – как в случае с реакклиматизацией переднеазиатского леопарда) понимал, как и на что эти деньги будут потрачены. Эти деньги уйдут не к зверям, и даже не к людям, которые этих зверей охраняют. Эти деньги уйдут к людям, которые эти деньги собрали…

Comments

( 43 comments — Leave a comment )
jescid
Sep. 28th, 2007 10:26 am (UTC)
В ru_antigreen & ru_economics ссылки разместила.
dimmel
Sep. 28th, 2007 12:01 pm (UTC)
машет рукой
Не знаю уж, относится ли Израиль к Золотому миллиарду, но наших "зелёных", постоянно хочется бить. Желательно ногами. Они ещё и у настоящих энтузиастов, тех кто делом занимается, под ногами путаются и деньги тянут на себя. Когда же просят их помощи в реальных ситуациях, вроде застройки бандитами заповедных пляжей, прячутся в кусты...
kobsev
Sep. 28th, 2007 03:08 pm (UTC)
Re: машет рукой
!!!!!
позвольте пожать вам руку за все это.
Re: машет рукой - dimmel - Sep. 28th, 2007 04:16 pm (UTC) - Expand
kobsev
Sep. 28th, 2007 03:08 pm (UTC)
спасибо. очень толковая статья.
kobsev
Sep. 28th, 2007 03:24 pm (UTC)
Кстати я недавно выступал на одном семинаре с докладом на тему "Освещение вопросов энергетики в новостной журналистике, или почему экологи нередко одерживают победы в информационном пространстве". Это происходит отчасти потому что СПЕЦИАЛИСТЫ и реальные эксперты просто не могут говорить на столь популистском языке как это делают экологи. Их заявления во многом безответственны и действительно не имеют научной обоснованности. Главное - пиаровский эффект.
Информационные агентства же становятся заложниками ярких и шокирующих заявлений экологистов, поскольку их заявления будут читаться во сто крат лучше, чем "скучные" выкладки разбирающихся в проблеме экспертов.
iskateller
Sep. 28th, 2007 04:40 pm (UTC)
+1.
(no subject) - zewgma - Jul. 12th, 2009 05:03 am (UTC) - Expand
lenaswan
Sep. 28th, 2007 05:13 pm (UTC)
Миш, как-то дёшево. Я понимаю, тебя отторгли Дарман и Ко, распяли за твои идеи организации трофейных охот на амурских тигров, но надо ли тебе, знающему дело не в приглядку так уж всех огульно и зло обвинять. Ты ведь говоришь тебе деньги первичны... И заканчиваешь той же фразой... Зачем в этом винить других? Странно, прости.
kiowa_mike
Sep. 28th, 2007 11:16 pm (UTC)
Привет, Лена!
Да кто меня распинал-то? Знаешь ли Ты, что в Московском офисе существует официальный мораторий на дискуссии со мной, и один наш общий знакомый за попытку со мной полемизировать в Сети огреб выговорешник?
Что, на самом деле - весьма разумно. Рискованно спорить с инсайдером, допущенном в прошлом к внутренним документам компании.
Кроме того - я никого не обвиняю, заметь. Жить надо всем - и нефтяникам в Техасе, и научным сотрудникам в БПИ, и наперсточникам на площади Борьбы за Власть Советов.
А вот точки над i ставлю. Стараюсь...
Re: Привет, Лена! - lenaswan - Sep. 29th, 2007 09:01 am (UTC) - Expand
Про выговоры не знала? - kiowa_mike - Sep. 29th, 2007 09:36 am (UTC) - Expand
Re: Привет, Лена! - kiowa_mike - Sep. 29th, 2007 10:16 am (UTC) - Expand
Re: Привет, Лена! - lenaswan - Sep. 29th, 2007 10:40 am (UTC) - Expand
Re: Привет, Лена! - kiowa_mike - Sep. 29th, 2007 10:37 pm (UTC) - Expand
vdinets
Sep. 28th, 2007 08:39 pm (UTC)
"прививании массе населения России мировоззрения, выгодного странам «Золотого Миллиарда»"
Я не очень понял, что имеется в виду, и вообще это немного напоминает столь любимые властями песни про происки НАТО и ненавистников России под каждым кустом, но не буду придираться к частностям.
У меня другой вопрос: альтернатива-то какая? Допустим, завтра все NGO из России свалят. Что, их место займет кто-то бескорыстный и эффективный? Народ сам по себе проникнется и стрелять во все, что движется, перестанет? Власти сами по себе начнут насчет охраны природы шевелиться, как в Китае? Кстати, китайский путь - это создание заповедников путем выселения тысяч людей и расстрелы на площади за браконьерство. И он работает, хотя и не всегда, конечно.
Пока NGO нечем заменить, пусть лучше они хоть что-то делают, чем вообще всем все пофигу будет, на мой далекий от российских реалий взгляд.
А насчет Африки и найма армии - это не такая уж странная идея. В Киргизии, например, снежный барс сейчас (данные 2004 г) по сути дела сохранился в двух местах: в президентском заповеднике, охраняемом спецназом, и на территории одной западной компании, добывающей что-то полезно-геологическое, каковая территория охраняется тоже армией, только частной. Российскую армию припахать тем более имело бы смысл, потому что в данный момент в удаленных в/ч офицеры занимаются в основном все тем же браконьерством, а солдаты - покраской травы в зеленый цвет.
И еще я не понял, как NGO должны бороться с тотальной нищетой. У них все-таки средства не такие, как у Всемирного банка. Поднять экономику ДВ они при всем желании не в состоянии. К тому же на примере Китая можно увидеть, что при быстром подъеме экономики природоохранные меры просто не успевают за мгновенным вытаптыванием всего.
А что лозунги вроде biodiversity и sustainable use длинно звучат по-русски, так это к российским переводчикам претензии...
kiowa_mike
Sep. 28th, 2007 11:08 pm (UTC)
Дело в том, что на самом деле импортные NGO, работающие в России не являются негосударственными. Они являются "окологосударственными". И вместо того, чтобы приучать людей ДУМАТЬ САМИМ они буквально заставляют (используя политическое и финансовое воздействие) следовать путём этих самых "стран Золотого Миллиарда". Который отнюдь не бесспорен, Вы этого отрицать не будете... Дело в том, что международные NGO больше похожи на авторитарные партии а-ля КПСС 60-х - 70-х годов, "орденские государства" (с соответствующими же амбициями). Это - идеологически. а по сути - это финансовые корпорации, пытающиеся "вертеть ручку".
А если это похоже в чём-то на утверждения наших властей - так что, если наши власти что-то утверждают - так это совершенно бесмыссленно?
И я не говорю, что их активность на нашей территории просто бесполезна. Сейчас, в её нынешнем варианте она просто вредна. Потому что поддержка бессмысленной активности (вроде пложения тех самых NGO, которые полдня не проживут без финансовой поддержки того же ЦЦА), приучает людей к халяве. Что, по большому счёту - плохо.
(no subject) - vdinets - Sep. 28th, 2007 11:36 pm (UTC) - Expand
(no subject) - vdinets - Sep. 28th, 2007 11:47 pm (UTC) - Expand
Да ужжж... - kiowa_mike - Sep. 29th, 2007 12:18 am (UTC) - Expand
Re: Да ужжж... - vdinets - Sep. 29th, 2007 12:58 am (UTC) - Expand
Re: Да ужжж... - kiowa_mike - Sep. 29th, 2007 01:42 am (UTC) - Expand
привет соавтору! - vdinets - Sep. 29th, 2007 01:49 am (UTC) - Expand
Re: привет соавтору! - kiowa_mike - Sep. 29th, 2007 02:00 am (UTC) - Expand
(no subject) - kiowa_mike - Sep. 29th, 2007 12:29 am (UTC) - Expand
(no subject) - vdinets - Sep. 29th, 2007 01:11 am (UTC) - Expand
Здесь все странное))) - kiowa_mike - Sep. 29th, 2007 01:49 am (UTC) - Expand
Re: Здесь все странное))) - vdinets - Sep. 29th, 2007 01:55 am (UTC) - Expand
Re: Здесь все странное))) - ottern - Jul. 17th, 2011 05:17 pm (UTC) - Expand
(no subject) - _siberian_tiger - May. 23rd, 2009 07:09 am (UTC) - Expand
rainbow_wolf
Mar. 2nd, 2008 10:16 pm (UTC)
интересно! несколько рассеивает туман перед глазами... и очень огорчает(

навело еще это на мысль, предлагаю кое что публиковать у нас тут:
http://community.livejournal.com/tl_naturelife/

ведь наверняка есть что написать, и нам интересно очень
tarkhil
Nov. 8th, 2009 09:26 pm (UTC)
С первого знакомства с WWF был 100% уверен - так оно и есть.
sky_sonya
Jul. 14th, 2011 07:15 pm (UTC)
а что же делать то? ((( ведь так хочется что-то сделать....
kiowa_mike
Jul. 14th, 2011 09:54 pm (UTC)
Работать потихоньку. Не сорить и убирать. Это- самое главное.
(no subject) - sky_sonya - Jul. 19th, 2011 04:56 pm (UTC) - Expand
angela_borgia
Mar. 16th, 2013 01:21 pm (UTC)
Спасибо громадное за! Ушла рыться далее по тэгам.
У меня просто какое-то предположение было схожее, но все как-то недостовало порасспрашивать народ с биофака, как-то слишком в свобственную специализацию тзб тогда углубилась, а она в этом вопросе с другого края, а после вообще все поменялось...
vryabtsev
Mar. 17th, 2013 02:14 am (UTC)
Это какое-то заклинание от NGO. Причем насквозь противоречивое. Какие такие у них финансовые потоки? Те, что сравнимы с прибылью одного супермаркета? Оно все того стоит? Надо ждать прихода "Чубайсов от природоохраны", за которыми пойдет население? Давно эти чубайсы пришли, развалили природоохрану и оттолкнули от нее всех, кого можно. И интерес к ДВ у WWF (хотя я сам настроен к ним крайне критично)и др. обусловлен уникальным биоразнообразием, а не жаждой именно здесь создать гражданское обществ. Вся восточная Сибирь и ДВ - один бардак, но лишь Приморье действительно уникально в плане биоразнообразия поэтому более всего и привлекало NGO.
Подавляющее большинство региональных некоммерческих организаций в последние годы вымерло от нищеты и ни природе, ни обществу пользы это не принесло.Надо "Работать потихоньку. Не сорить и убирать". Этим многие ненавистные вам зеленые и занимаются. И обогащение им не грозит. Зачем вслед за официальными ненавистниками зеленых активистов кидать в них камни?
Про "неоправданно большие площади ООПТ" и говорить не хочу, чтобы не переходить на мат. Кстати, с 2009 все делается по их превращению в коммерческие структуры (именно под это выделяются приличные выделяются приличные деньги (ну а откаты - дело святое). Так что ваши рекомендации услышаны и успешно внедряются.
Судя по тексту для вас охрана природы - прежде всего бизнес, который надо расширять и углублять (в том числе и за счет коммерческой охоты на тигров),препятствия устранять. Так же как и для функционеров некоторых крупных международных NGO. Таки о чем с ними спор?
А я знаю порядочных зеленых, болеющих за природу, далеких от погони за деньгами. И сам коммерсантом от природоохраны за многие годы не стал, отнюдь не обогатился. Называйте меня неконкурентоспособным, но с жульем я не конкурировал, и не собираюсь (если кажете - они все равно обдурили бы, спорить не буду).
Согласен, что часто международные гранты использовались неэффективно, а иногда и во вред самому объекту охраны. Но это не повод все NGO вот так обливать помоями.
kiowa_mike
Mar. 17th, 2013 04:37 am (UTC)
Охрана природы без коммерциализации - не выживет.
Гранты - халява для тех, кто не умеет конкурировать на коммерческом поле.
Я не против коммерциализации, я против халявы.
Неконкурентоспособные - умрут.
И это жизнь. Она такова, и больше никакова.
vryabtsev
Mar. 17th, 2013 05:58 am (UTC)
Вообще-то гранты по экопроектам предполагают не халяву а серьезную работу. И немалую долю положительных примеров по охране редких видов во всем мире принесли именно гранты. Но они же и создают коммерческое поле. Особенно неприглядно выглядящее в нашей стране. Когда узкая кучка "активных" (до перестройки именуемых пронырливыми)сумела оседлать эти самые "потоки"(речь идет о состоящих из грантов), оттеснив "неактивных" и позиционируя себя как монополистов в области изучения и охраны тех или иных объектов. Но это в общем-то другой разговор.
Для вас, судя по всему природоохранная коммерция -умение выйти на сотрудничество не с NGO или гос. органами, а с бизнесменами (или просто денежными людьми), так сказать с потребителями конечного продукта. Ну и официальная природоохрана тоже идет по этому пути. Особенно это касается ООПТ.Начали с экопросвещения, продолжили экотуризмом.На очереди - экологическая охота (охотничий экотуризм), экологическая застройка заповедных побережий турбазами и особняками.
Как я понял, вы - за охотничий экотуризм. Ну а я считаю, что идя этим путем природоохрана не выживает, а гибнет. Точнее - неприглядно разлагается. Гармонируя с моральным разложением нашего общества в целом.
"Неконкурентоспособные - умрут. И это жизнь. Она такова, и больше никакова". - Полностью согласен.
Как было сказано в одном фильме: "Время людей прошло. Настало время гоблинов". В РФ дела обстоят именно так.
persinval
Mar. 17th, 2013 02:21 pm (UTC)
Кстати, а как ты относишся к IUCN?
kiowa_mike
Mar. 17th, 2013 02:26 pm (UTC)
Ты знаешь - никак. Это совершенно аморфная структура, в реальной жизни не справившаяся ни с одной задачей. Поэтому приняла сегодня статус наблюдателя и ей хорошо.
Понимаешь, тот же WWF был создан именно как механизм финансирования IUCN, но в виду полной пассивности последней взял на себя несвойственные ему функции. Денег у неё реальных нет, есть определённый аппарат чиновников- белых воротничков, свысока взирающих на процесс. Ничего больше.
(no subject) - persinval - Mar. 18th, 2013 05:49 am (UTC) - Expand
(no subject) - kiowa_mike - Mar. 18th, 2013 09:29 am (UTC) - Expand
( 43 comments — Leave a comment )

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com