kiowa_mike (kiowa_mike) wrote,
kiowa_mike
kiowa_mike

Categories:

О путешествиях на лошадях, собаках, северных оленях и стрельбе из лука.

Лирическое отступление.
В книгах, посвящённых организации путешествий, написанных в конце XIX – начале XX века очень много места уделяется использованию вьючных, упряжных и верховых животных сотни страниц написаны о верховых лошадях, упряжных собаках и вьючных оленях. Тем не менее, я в своём сочинении не упоминаю этих «друзей человека» вообще.
С моей точки зрения, в профессиональной путешественнической деятельности, упряжные и верховые животные бесповоротно сошли на нет где-то на рубеже шестидесятых – семидесятых годов XX века. Последнюю геологическую партию, проводившую изыскания на лошадях, нам довелось повстречать на среднем Анадыре в 1984 году.
А что привело к этому? – спросила меня недавно одна очаровательная туристка в загородном подмосковном доме. Животные гораздо «вездеходнее» автомототранспорта, могут жить на подножном корму и им не нужны запчасти для ремонта.
И я задумался – почему, на самом деле, мы сегодня даже не рассматриваем возможность найма лошадей, а сразу начинаем думать об аренде вездехода?
Да, конечно, горючее животным не нужно. Но им постоянно нужна пища, причём довольно много этой пищи. При обеспечении каравана пищей есть два пути – взять потребный запас с собой (а это будет автоматически обозначать, что конный караван увеличиться в численности на треть – одна лошадь идёт под седлом, одна под вьюками, а третья везёт овёс для них для всех. Северным же оленям вообще с собой еды взять нельзя). Второй путь заключается в том, что ваш маршрут будет очень жёстко привязан к местам с обилием корма.
Запчасти животным тоже на первый взгляд не нужны. Но при этом им нужен такой тщательный уход, который и не снился вездеходчику или водителю грузовика по отношению к своей машине. Их нужно тщательно седлать, взнуздывать, протирать от пота и укрывать от ветра, чистить копыта и перековывать, следить, чтобы их не съели волки, или не заломал медведь… При этом, если животное «ломается», его не воскресить никакими запчастями. А вот лично я был свидетелем, как три здоровенных мужика поменяли полностью двигатель в вездеходе ГАЗ-71 всего за шесть часов…
Вездеходность упряжных животных тоже понятие довольно относительное. Лошади плохо идут по болотам и камням, собаки не идут летом под упряжью вообще (вернее, идут – но перегреваются), у вьючных северных оленей столько недостатков, что проще о них не писать. Да, вездеход ГАЗ-71 громоздок, тяжёл и прожорлив. Но он способен преодолеть вплавь любую трясину, при надлежащем обеспечении топливом (разброске топливных баз) пройдёт за месяц тысячи километров, и увезёт на себе груза как целый караван оленей.
Кроме того, при работе с животными надо учитывать также их, вьючных животных, психологию. Все звери – существа с характерами, и иногда – ещё с какими! И с ними со всеми приходится считаться.
Поэтому путешествие при помощи животных возможно лишь, если вас сопровождает высококлассный специалист, который знает, как с этими животными обращаться.
А оно вам надо?
Так при чём же так широко расписанные сложности путешествия при помощи животных, и стрельба из лука – спросит меня читатель.
Да дело в том, что огнестрельное оружие в момент его появления так же, на первый взгляд, проигрывало луку, как и вездеход – лошади. Оно было громоздким, зависело от внешнего источника энергии (пороха), и требовало массы непривычных для вольного йомена/арата-кочевника навыков. Но быстро стало выясняться, что навыки в обращении с огнестрельным оружием хоть и многочисленнее, но незатейливее, нежели те приёмы мастерства, которыми должен был владеть хороший стрелок из лука. И, что главное – приобретаются они быстрее. Поэтому из среднего оборванца трущоб Генуи, Руана или Магдебурга можно было выдрессировать среднего стрелка из аркебузы максимум за два –три месяца, в то время, как на тренировку равного ему по уровню лучника уходили десятилетия, причём обучение начиналось с детского возраста. Более того, в случае смерти или увечья мушкетёра, за те же следующие три месяца можно было из того же «человеческого материала» получить следующего. А потеряв одного лучника, военное дело теряло его навсегда.
Кроме того, огнестрельное оружие имело свойство очень быстро эволюционировать. И сегодня мастера контрснайперской подготовки поражают ростовую мишень за километр из сверхтехнологичного и мощного оружия, которое, при этом, пробивает броню лёгкого танка. А лучники-спортсмены тренируются на Олимпийском поле, продолжая иметь в качестве ориентира легендарные достижения Робина Гуда.
Точно так же – достижения одного вездехода за экспедицию эквивалентны работе каравана лошадей, с неизмеримо меньшими затратами человеческого труда. При этом хороший «лошадник» вырастает десятилетиями, а средний вездеходчик учится четыре года – два – в техникуме, и два – в полевых условиях.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments