kiowa_mike (kiowa_mike) wrote,
kiowa_mike
kiowa_mike

Categories:

Владивосток глазами магаданца.

Владивосток деловой.

Если Магадан можно назвать изначально городом чиновников и снабженцев (объективно в его функции входило обеспечение снабжения и управление приисками Колымы), то Владивосток – город транзита. Деньги, снимаемые с транзита всего на свете – от плавикового шпата, руды, нефти и леса, который двигается в одну сторону; до китайского ширпотреба, и японских автомобилей, которые двигаются в другую, составляет 70 процентов бюджета края. Немало денег оседает в приморской казне и просто в виде процентов с банковских операций.
Несмотря на широкую известность Владивостока как города рыбопромышленников, он так и остается – городом рыбопромышленников, а не рыбной промышленности. Приморский край контролирует около 18 процентов рыбных квот Дальнего Востока, в то время как Камчатка, Сахалин и Курилы – более 60-ти. Рыбный флот Владивостока действует далеко от приморских берегов, и львиную долю добываемой им продукции россияне никогда не увидят – она перегружается непосредственно в море на корейские, китайские и японские суда. Есть в Приморье свой производитель рыбных пресервов и сушёных кальмаров – корпорация «Турниф», но, хоть о вкусах и не спорят, «турнифовской» селёдке, с моей точки зрения, далеко до магаданской. Собственно говоря, рыба и является той питательной средой, на которой взросла сегодняшняя правящая элита Владивостока. К по-настоящему существенным транзитным потокам их не подпускает Москва.
Сегодня московским корпорациям и физическим лицам принадлежат три из пяти экономически значимых портов Приморья – терминалы Находки, Зарубино и Славянки. Частично москвичи контролируют и терминалы Владивостока. Навязшая в зубах хроника взаимоотношений внутри деловой элиты Владивостока (взрывы джипов, убийства на ступенях ресторанов, гранаты в подъездах) ни в коем случае не отражает взаимоотношений между владивостокскими «деловыми людьми» и их столичными коллегами. С москвичами не связываются – с ними торгуются, и после торга отдают, то, что те просят.

Владивосток растущий.

Главное впечатление, которое испытывает человек с нашего неторопливого Севера от суматошного Владивостока – это постоянное, я быв даже сказал, стремительное, развитие. Супермаркеты в тысячи квадратных метров возводятся за несколько месяцев, на месте пустырей у морского берега за полтора года взмывают красно-кирпичные многоэтажные «свечи» элитных кондоминиумов, обнесённых решётчатыми заборами и с охранниками и доберман-пинчерами у ворот. Строится всё – от кафе «Мзиури» в один этаж где-нибудь на окраине до гигантского автомобильного супермаркета, где можно купить от нового джипа (именно что нового, а не «без пробега по дорогам СНГ») «Ниссан-Сафари» до какого-нибудь шланга от тормозной системы, и от тележки для перевозки прогулочной лодки до бейсбольной биты, которая, по приморским традициям, лежит между водительским и пассажирским сиденьем. В центре Владивостока, где стоимость недвижимости взлетела до небес, и однокомнатная квартира в доме на расселение стоит от 70 тысяч долларов, надстраивают старинные дома – сносят крыши и из ажурных сооружений монтируют поверх зданий пентхаузы и мансарды, светящиеся голубыми зеркальными стёклами.
Строится всё.
Центральные улицы Владивостока покрывает плитка. Очень похожая на такую же в Магадане. Ее укладывают китайцы. Работают они круглосуточно. Китайцы, прежде чем приступить к делу, раскатывают по мостовой провода и развешивают софиты – примерно такие, какие видим мы в фотостудиях. В сумерках софиты включают и пару дней жители ближайших домов спят под грохот циркульных пил, отбойных молотков и гортанные крики маленьких коричневых людей, работающих в мертвенном свете этих импровизированных светильников. Тот кусок, который в Магадане на моих глазах группа рабочих (от Комсомольской площади до магазина «Перекрёсток» ) делает две недели, китайцы во Владивостоке покрывают за три дня.
Не сказать, чтобы жители Владивостока были в восторге от своей плитки. Верхняя поверхность у неё пористая, пропитывается водой, лёд рвёт верхний её слой и она крошится. По доброму, хватает её максимум на два года. Та же разновидность плитки, которая с гладкой поверхностью, во время мороза превращается в сущий каток. А «катков» во Владивостоке и без плитки более чем достаточно.
Но для приезжего человека Владивосток – это, прежде всего, машины.

Владивосток автомобильный.
Сперва чуть-чуть о цифрах. Официальное население Владивостока – 800 тысяч человек. Естественно, оно занижено на две-три сотни тысяч – это и китайцы, и бомжи, и работники по контракту, которых очень много в этом стремительно растущем городе. Легковых автомобилей во Владивостоке зарегистрировано более миллиона. Так мало машин, как в Магадане в час пик, во Владивостоке не увидишь и в четыре часа ночи. Все без исключения горожане проклинают медленно ползущий по улицам города автомобильный поток, ругаются, уворачиваясь от летящих со второй космической скоростью по кривым улочкам «Тойот», «Ниссанов» и «Мазд», и… все имеют машины. Ну, почти все.
Вообще – Владивосток – город, абсолютно не предназначенный для автомобильного транспорта. С этим городским властям придется что-то делать. И даже понятно, что – город придется перекрывать сверху скоростными автострадами – как в Сиэтле или Иокогаме. Но пока власти исправно расширяют единственную дорогу, ведущую с материка в центр города – Владивостокский путепровод. Над ним висит огромный транспарант – «Губернаторская программа «Дороги Приморского Края»». Это не совсем так – финансирование дорожного строительства идёт из федерального центра. Но написать лучше так – а то вдруг забудут подлые люди, что руководит ими Сергей Дарькин, как утверждают всякие зоилы, «широко известный в узких кругах» как «Серёга Шепелявый».
Автомобильный рынок Владивостока – так называемый «Зелёный угол», или в просторечии – «зелёнка» - производит жуткое впечатление. Его полная площадь наверное, сопоставима если не со всем городом Магаданом, но, по крайней мере, с половиной. «Зелёнка» торгует не только легковыми авто – целые кварталы на ней отведены под строительную технику, краны, погрузчики, мопеды, бульдозеры, автобусы, очень модные в настоящее время снегоходы и квадроциклы. Но «Зелёный Угол» - это целый мир, и я в дальнейшем обещаю отдельный репортаж прямо с его рядов.
Сегодня можно уверенно сказать, что японские автомобили полностью вытеснили российский автопром если не из Приморья вообще, то уж из Владивостока в частности. Если в глухих районах центрального или северного Приморья ещё можно увидать какой-нибудь заблудший УАЗ или КАМАЗ, то во Владивостоке ВСЕ автомобили – от мощных дальнобойных грузовиков до рейсовых автобусов, имеют восточноазиатское происхождение. Помню, едем мы как-то с приятелем по городу, стоим в пробке, и он удивлённо так говорит: «Гляди-ка, «Газель» едет!»
Что еще интересно – настоящей экзотикой Владивостока являются гаражи. Большинство вполне состоятельных людей держат свои машины на платных, хорошо охраняемых стоянках. Это удобно – сел, и поехал. Машины здесь не берегут – меняют, в среднем, раз в три года.

Пробки Владивостока.
Пробки Владивостока – заболевание хроническое. Иначе и не может быть, когда большая часть города представляет собой всего одну улицу с расползшимися по сторонам переулками. О пробках постоянно говорят многочисленные радиостанции города. Они так и объявляют: «Сбор пробок от населения»! можно позвонить по указанному телефону и рассказать о возникшей пробке, а ведущий расскажет, как можно ее миновать. Или стыдливо промолчит…
Самые большие пробки случаются в субботу утром или в воскресенье вечером на выезде или на въезде в город. Как-то раз в одной из них мы простояли около четырех часов. Пробка тянулась 22 километра, и на эти 22 километра, как потом рассказало телевидение, было совершено 14 ДТП.

Владивосток лодочный.
Летом Владивосток – город не только сотен тысяч автомобилей, но и десятков тысяч прогулочных яхт, катеров и лодок.
Лодок во Владивостоке значительно меньше. По данным городского ГИМС их чуть более ста тысяч. Проблема лодочной парковки очень велика – сегодня под стоянки катеров и яхт отведено 40 процентов береговой линии в городской черте. Заброшенные сараи и пакгаузы, которые не могут использовать причалы, срочно переоборудуются в яхт-клубы и стоянки катеров. Торговля подержанными лодочными моторами сейчас – такая же бытовая деталь, как и торговля подержанными автомобилями. В принципе, в набор, свидетельствующий о хорошей жизни, во Владивостоке входят – две машины на семью, и пластиковая моторная лодка для отдыха на островах.
Вместе с моторными лодками во Владивосток проникли яхты. Яхт в городе относительно немного – около тридцати тысяч, но с каждым годом становится все больше и больше. Пластиковая пятнадцатифутовка стоит около пяти тысяч долларов, и может быть доставлена в течение двух недель. По желанию покупателя она может быть сразу же оснащена мотором и такелажем – за дополнительную плату, разумеется. Яхты чаще, чем автомобили и мотолодки продаются через Интернет – наверное, у их потенциальных покупателей больше свободного времени.
Во Владивостоке обожают устраивать парады яхт и мотолодок – особенно в августе. Однажды я наблюдал из своего окна парад во главе с флагманом парусного флота учебным судном «Паллада» из четырехсот двадцати парусников!

Сервис по-приморски.
Визитная карточка любого места на Земле – это качество обслуживания. Сервис во Владивостоке ещё пока не западный, и даже не московский, но кое-какие сдвиги видны невооружённым глазом. Например, за фразу, услышанную мной накануне в Магадане от заспанного продавца на продуктовой базе «Ваши деньги нужны не мне, а моему хозяину», в любом нормальном магазине Владивостока продавцу пришлось бы искать другую работу. Естественно, наиболее хамскими остаются мелкие продовольственные магазины, наиболее вежливый персонал работает в супермаркетах, торгующих электроникой, и салонах. Очень вежливы арендующие торговые площади китайцы (не рыночные торговцы). Они с сияющей улыбкой слушают, как им откровенно хамят русские покупатели, видимо, потешаясь в душе над их неприкрытым свинством.
Хамить китайцам в торговых рядах считается, судя по всему, у многих владивостокцев, признаком хорошего тона. Не раз и не два я наблюдал, как хорошо одетые, вежливо общающиеся друг с другом люди, вдруг поворачиваются к китайскому продавцу и с разбега переходят на мат. Я бы на их месте поостерегся – вполне вероятно, что они разговаривают со своими будущими хозяевами.
Но о китайцах в Приморье мы поговорим в следующий раз и особо…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments