kiowa_mike (kiowa_mike) wrote,
kiowa_mike
kiowa_mike

Ещё о Сат-Ок'е. Закрывая вопрос лично для себя.



Признаться, удовольствовался первой третью его книги «Земля солёных скал». Дальше читать было лень, да, в общем-то, и достаточно. По нижеприведённым отрывкам лично мне очевидно, что автор к моменту написания никогда не был в местах, про которые он говорит.

"Земля солёных скал".

«Я привел тебя в чащу и хочу, чтобы ты познал ее…
Взгляни, там со старых огромных деревьев ниспадают до самой земли темные покрывала мха, зеленые и бурые».
Лес в описываемом регионе – не сомкнутый, а довольно разреженный, как северо-восточное лиственничное редколесье – от ели до ели 20 – 50 метров. Описание соответствует не долине Маккензи, а тихоокеанскому побережью Канады, картинки которого и видел, скорее всего, автор при написании этой книги.

«Между крыльями подковы, посередине, на просторном пустом месте, стоит тотемный столб из липового дерева»…
Ближайшая липа растёт в паре тысяч километров от описываемой территории.

«Есть мне не очень хочется, но я все же нанизываю на стрелу кусочек мяса и начинаю печь его над пламенем костра. Я сижу рядом с Непемусом и смотрю на огонь».
Изготовление стрел – дело очень ответственное, на него уходит труд и время. Молодой мудак ещё может такое себе позволить (хотя, если он в жизни выстрогал их хотя бы десятка три – то очень вряд ли), но здесь он, вдобавок, под присмотром наставника!

«Покрытый темной, густой, всегда вздыбленной на хребте шерстью, этот пес с широкой грудью и сильными ногами – настоящий вождь своего рода – один справлялся с четырьмя лесными волками».
Ничего кроме хихи не скажу. Впрочем, это обычное хвастовство собачника.

«Чаща все больше меняла вид. Лес редел. Исчез можжевельник, кусты тен кве – шиповника. Все реже блестела кора сосен, все чаще появлялись ели».
Сосен там нет вообще. Территория, на которой дескать кочуют шеванезы – редкостойная темнохвойная тайга.


«Смазанные жиром волосы блестели в свете огня, как мех тюленя, вынырнувшего из воды».
Сравнение, невозможное для лесного и равнинного индейцев. Тюленей в лесу нема.

«Чаща для меня то, чем был для тебя еще вчера типи нашей матери. Перед тем как я сюда пришел, я, как и ты, ничего не знал». – говорит герою старший брат.
Человек, кочующий вместе с семьёй (хрен с ним – с племенем) по лесу учится каждый день, каждую секунду. Поэтому к 10-12 годам он может ЧЕГО-ТО не знать, но сказать, что я НИЧЕГО НЕ ЗНАЛ - просто не может. Он уже будет знать больше, чем городской турист, выезжающий в походы каждый отпуск и «длинные выходные» узнает за десять лет.

«Когда все были в сборе, приехал на коне Овасес, а за ним бежал неоседланный мустанг».
В тех районах мустанги не живут. Вообще не живут лошади, которых не подкармливают фуражным кормом.

«Лезвие ножа слабее любого из медвежьих когтей. Лезвие ножа можно сломать даже о ветку дерева, а медведь своими когтями может разломать и скалу».
Полное хихи.

«– У Овасеса собирается совет воинов. Если не будете крикливыми, как дикие поросята, я возьму вас с собой к палатке послушать, что будут говорить старшие на совете».

Ближайшие дикие свиньи (пекари) не жили и близко от области распространения шауни (шеванезов). Это Техас, несколько тысяч километров от среднего Запада, там где их мог встречать Высокий Орёл. В Канаде их не было в принципе как класса.

«Там горел костер, и как раз в эту минуту где то близко послышалось кваканье ночной жабы».
Жаб там нет. И они не квакают.

Я опускаю путаницу в названиях куньих, относя это за счёт возможной ошибки переводчика. Но ни соболей, ни хорьков на Маккензи нет.

«В конце второго дня, когда в селении уже разжигали вечерние костры, чтобы зажарить убитого Сломанным Ножом оленя, к Месту Большого Костра примчался один из молодых воинов нашего рода. Я сразу узнал его – это был Желтый Мокасин. Он был весь покрыт красновато серой пылью большой равнины».

От большой равнины до верховий Маккензи сотни километров

«К счастью, Танто удалось схватиться за нижнюю ветку большого граба».
Ну нету грабов на Маккензи!

«– О Нана бошо! Позволь мне убить в твоей стране белого кролика, выпусти на мою тропу одного маленького зверька!»
Дело происходит летом, даже зайцы-беляки в это время серого цвета. Белыми кролики бывают только в клетках. Где их, судя по всему, и наблюдал автор.

«Впереди шагал большой, как прибрежная скала, рогатый бык, солнце зажгло белые огоньки на его рогах. Он шагал, топая копытами, не заботясь о шуме, который поднимал, гордый, как великий вождь. За ним шла лань, а рядом с ней семенил на дрожащих, худых, слабеньких ножках маленький олененок».
Отбросим оленя и лань как семейную пару. (Ланей в Америке нет). Более того, самцы оленьих держатся вместе с самками только короткий период – осенью и частично – зимой. Но рога у оленя вырастают только тогда, когда оленята становятся размером практически с небольшую самку. Здесь же описан рогатый самец и новорожденный оленёнок. Так не бывает.

«На берегу речки мы увидели небольшой снежный бугорок. Осторожно подошли близко к нему и увидели, что он тщательно сложен из веток и камней.
Мы отбросили несколько веток сверху – это был медвежий тайник, полный мороженой рыбы».

Медведь рыбу не накапливает и не морозит. Он наоборот, её растаскивает по разным лёжкам и квасит. Когда рыба замерзает, мишки уже давно спят.

«Однако ни наша настойчивость, ни наша храбрость, ни наши поиски, продолжавшиеся по целым дням, не приносили желанной добычи. Норы были под снегом. Следа их не мог найти даже нюх Тауги. Только раз удалось нам напасть на след маленького зверька, и вот после трех недель охоты мы принесли в лагерь худого кролика с белым мехом и черными кончиками ушей».
Судя по описанию – это заяц-беляк, который нор не роет.

«Он как безумный убегал от огромного черного медведя. Страх лишил белого остатка разума: он бежал вверх – медведи же медленнее бегут вниз».
Абсолютная байка, непростительная для выросшего в лесу человека.

Добавлю – чисто из некоторого знания истории Северной Америки. Сат-Ок родился в 1920 году. Ко времени, описанному в книгах – 1932-1935 гг. – «индейский вопрос» был прочно закрыт даже в Штатах, не говоря о Канаде, где взаимоотношения индейцев с белыми были значительно более толерантны.

И ещё. Огнестрел. Которого индейцы Суплатовича практически не знают. В тридцатые годы 20 века, ага. Когда масса индейцев даже в армии отслужила, и в Великой Войне приняла участие. Вообще, в северной Америке у индейцев оружия было полно, даже термин такой существовал - "индейское торговое ружьё". Тем более в Канаде, на её Северо-Востоке, где всё было напичкано капсюльным и кремневым оружием.
У индейцев же Суплатовича ТОЛЬКО луки и стрелы. Они даже растояние в "полётах стрелы" меряют. (Кста, лучники, читающие мою уютную жж-ешку - это что такое?)? Об огнестреое они говорят, употребляя выражение "огненное оружие белых". В то время как уже минимум 200 лет в этом регионе оно было и индейским оружием.
Почему так?
Потому что Суплатович - писатель СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ Польши. И ему в голову не приходит, что в стране с "кровавым противостоянием" (которого уже тоже не было лет 40 к тому времени даже в Штатах - и он об этом тоже не знает) индейцы могли откуда-бы-то-ни-было получать огнестрельное оружие. Тем более - легально.

К слову – примерно на той же территории, где кочевало племя Сат-Ок’а проходила экспедиция Сэмюэля Хирна полтораста лет до описываемых Суплатовичем событий. Сравните…
Tags: Америка, История, История Америки, индейцы, писательство, природа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 138 comments