?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Что будет с нами в нынешнем году?
Опять клубятся страсти, как в аду,
Кровавые колышутся знамёна,
И в час, когда Вселенная трещит,
Нас не Давида осеняет щит,
А щит несокрушимого ОМОНа.
Коварен Запад, а Восток жесток.
Земля летит, как сорванный листок,
Как по лыжне накатанные лыжи.
Людской цивилизации итог
Бессмысленен: очередной виток
Не выше начинается, а ниже.
Опять тирана требует народ,
И брат родного брата продаёт,
И Бог готовит ядерный удар свой,
И паренёк в посёлке за рекой
Нашаривает камень под рукой, —
Все войны начинаются с гражданской.
Потоптана неубранная рожь,
И с правдою нерасторжима ложь, —
Так было при Адаме и Енохе,
И юноша с разбитым в кровь лицом
Смеётся горько над своим отцом
На рубеже развенчанной эпохи.
Что будет с нами в нынешнем году?
Астролог, загадавший на звезду,
Нем не подскажет нужного совета.
В дни испытаний тягостных и бед
Информативней утренних газет
Скупые строки Ветхого Завета.

Tags:



К середине книги убедился, что это рассказ о компании тихопомешанных. А иногда и не тихо...

Ни ребёнок не понимает, на хрена нам это читать, ни я.

Дочитаем уж, раз цикл входит в программу внеклассного чтения.
Еще принимают в столице послов,
Бряцают победною медью,
Но скуден лотков и прилавков улов,
Когда-то заваленных снедью.

Еще набирает политик очки
И дарит на память автограф,
Но в темных глубинах глухие толчки
Внимательный ловит сейсмограф.

Еше мудрецы напрягают умы,
Воюют с рутиной имперской,
Не зная, что сгинем бесследно и мы.
Как сгинули греки и персы.

Сгорают в закате спокойные дни,
- Назад не вернуться с утра им.
И жирное пламя повальной резни,
Клубясь, долетает с окраин.

Tags:

Очень приятно было видеть столько хороших, увлечённых людей, любящих природу, путешествия и свою страну!
Тридцатых годов неуют,
Уклад коммунальной квартиры,
И жёсткие ориентиры, —
Теперь уже так не живут.

Футболка с каймой голубой,
И вкус довоенного чая.
Шум примуса — словно прибой,
Которого не замечаешь.

В стремительном времени том,
Всем уличным ветрам открытом,
Мы были легки на подъём,
Поскольку не связаны бытом.

Мы верили в правду и труд,
Дошкольники и пионеры.
Эпоха мальчишеской веры, —
Теперь уже так не живут.

Хозяева миру всему,
Поборники общей удачи,
Мы были бедны — потому
Себе мы казались богаче.

Сожжён зажигалками дом.
Всё делится памятью поздней
На полуреальное "до"
И это реальное "после".

Война, солона и горька,
То чёрной водою, то красной
Разрезала, словно река,
Два сумрачных полупространства.

На той стороне рубежа
Просматривается всё реже
Туманное левобережье —
Подобие миража.

Tags:

Книга о Дальстрое.

Время, на час возврати меня в молодость снова,
После вернёшь мою душу на круги свои!
Дачная местность, бетонный перрон, Комарово, —
Низкое солнце и запах нагретой хвои.

Снова сосна неподвижна над рыжею горкой,
Снова с залива, как в юности, дуют ветра.
Память, как зрение, делается дальнозоркой, —
Помню войну — и не помню, что было вчера.

Пахнет трава земляникой и детством дошкольным:
Бодрые марши, предчувствие близких утрат,
Дядька в будёновке и полушубке нагольном,
В тридцать девятом заехавший к нам в Ленинград.

Он подарил мне, из сумки коричневой вынув,
Банку трески и пахучего мыла кусок.
Всё же неплохо, что мы отобрали у финнов
Озеро это и этот прозрачный лесок.

Дачная местность, курортный район Ленинграда.
Тени скользят по песчаному чистому дну.
Кто теперь вспомнит за дымом войны и блокады
Эту неравную и небольшую войну?

Горн пионерский сигналит у бывшей границы.
Вянут венки на надгробиях поздних могил.
Что теперь делать тому, кто успел здесь родиться,
Кто стариков своих в этой земле схоронил?

Tags:



И что-то аж не по себе.

Несколько лет назад я их все читал Маше. А не помню ничего вообще. Ну вот вообще. НИ-ЧЕ-ГО.

Как "Джек Ричер" какой-нибудь(((
Из Ленинграда трудно видеть мир
Устроенным не так же, а иначе,
За Гатчиной, за Комендантской дачей,
Вне улиц этих серых и квартир.

Когда на Мойке смотришь из окна,
И видишь шпиль, мерцающий над крышей,
И грохот пушки полудневный слышишь,
Тебе другая местность не нужна.

Когда сырые ветры в феврале
Парадное распахивают настежь,
Покажется, что и на всей Земле
Такие же простуда и ненастье.

Из Ленинграда трудно видеть мир,
Живущий в примирениях и ссорах,
Смятениях и войнах, о которых
Кричит с утра навязчивый эфир.

Здесь нереален жизни быт иной
В Днепропетровске или Антарктиде.
Так человек из комнаты не видит
Того, что происходит за стеной.

Из Ленинграда трудно видеть мир —
Он ограничен ближних станций кругом.
За Сестрорецком, Вырицей и Лугой
Кривые превращаются в пунктир.

Но все же хуже, что ни говори,
Реальности жестокой вопреки нам,
Жить вдалеке, давно его покинув,
А видеть мир — как будто изнутри.

Tags:

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com