Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Мои лекции в АРХЭ и других местах.



Я решил собрать в одном месте мои лекции - как читанные в АРХЭ, так и в других местах - скажем, в Екатеринбурге и в Уфе в одном месте.

Новое!

Охотничье оружие: лекция в магазине Артемида
__________________________________________________
Охота и охотники: их роль в Великой Отечественной Войне

Дикие животные: опасные и не-опасные.

Берингия: загадки затонувшей страны.

Дикий-дикий Восток. Лекция в магазине "Спортмарафон", очень сильно отличается от предыдущей лекции в АРХЭ.

Медведи против людей. Самая полная лекция в Уфе.

Не-секреты Сибирского Севера.

Заповедники России: настоящее и будущее.

Медведи и люди - проблема взаимоотношений

Мы и охотничьи звери. Как мы взаимодействуем.

Самооборона от медведя и других крупных животных с огнестрельным оружием

Тигры и леопарды в России

Бурый медведь и как стрелять в него на охоте

Изобилие дичи. От чего оно зависит и что мы о нём знаем?

Присоединение Сибири. Часть первая. История.

Присоединение Сибири. Часть вторая. Организация и логистика.

Современное охотничье оружие: тенденции в мире и в России

Дикий-дикий Восток

Экспедиция под ключ

Александр Городницкий. Гвардейский вальсок.

Задушили Петра,
Задушили по делу.
Не с того ли с утра
Так листва поредела?

Всюду крики "ура",
И опущен шлагбаум.
Пыль уносят ветра
На Ораниенбаум.

От Фелицы, увы,
Мало нам перепало,
Воспитайте же вы
Цесаревича Павла.

Сколько все это раз
Пересказано за ночь!
Вся надежда на вас,
Граф Никита Иваныч.

Произволу конец, -
Мост опустит охрана,
Мы войдем во дворец
И прикончим тирана.

Пусть, бедою грозя,
Нам вещает Кассандра, -
За свободу, друзья,
За царя Александра!

Лейб-гусар удалой,
Испытаем судьбину:
Николая - долой!
И - виват Константину!

...На булыжниках - кровь,
Алый туз - на одежде.
На наследников вновь
Пребываем в надежде.

Снег испачкала кровь,
Туз нашит на одежде.
На наследников вновь
Пребываем в надежде.

Александр Городницкий. Если долго лежать на спине...

Если долго лежать на спине,
Успеваешь подумать о многом.
Шпиль зелёный маячит в окне,
Призывая к общению с Богом.
Медь каштана блестит поутру.
Ходят волны за близкою дамбой.
Словно мачта поёт на ветру
Славный город по имени Гамбург.
Звон соборов плывёт в стороне
Над рекою из крупповской стали.
Если долго лежать на спине,
Замечать начинаешь детали,
От внезапно покинутых дел
Собираясь навек удалиться.
Так Болконский когда-то глядел
В небо светлое Аустерлица.
Медициной немецкой спасён,
Неулыбчивый, бледный и тощий,
Я еще возвращусь, как и он,
В подмосковные чахлые рощи,
Где и сгину вдали от морей,
Проигравший на собственном поле,
От российских дурных лекарей,
От российской незавидной доли.

Говорили с Машей о том что ещё читать.



Жужа ратует за "Айвенго" и "Всадника без головы".

Маша хочет ещё Сапковского.

Я не являюсь большим поклонником пана, и знаю из всего им написанного, кроме "Пиздюка" "Ведьмака", ещё только гуситскую трилогию. А гуситская трилогия, как по мне, требует очень глубокого бэкграунда для восприятия.

1. Ибо надо понимать нахуя это всё было чехам и примкнувшим? То есть - понимание, что такое католицизм (и схизма, впридачу. Ибо мы живём в схизматической стране, по крайней мере, по меркам героев трилогии). Понимание что и зачем гусизм и утраквизм.

2. Национальный и государственный вопросы. Места действия - Силезия, Богемия, местами - Жечь Посполитая, местами - Австрия, Валахия. Что это, зачем, почему. Грубо говоря, "кто все эти люди"? Плюс евреи с цыганами.

3. Мифология трилогии - частично, построенная на общемировой и национальной мифологии и легендах, частично - изобретение автора.

4. Заклепочная часть - надо понимать варум гуситы круче рыцарства, когда лыцарь - это красиво и на коне, а гусит - самопал и телега.

В общем, кто-то может посоветовать хорошо и понятно написанное либретто по религиозной части?

Александр Городницкий. Дон-Кихот.

Дон-Кихот благороден. И всё же - смертельно опасен
В постоянном стремлении зло корчевать на Земле.
Он стремительно скачет, за ним не поспеть Санчо Пансе
На домашнем приземистом, коротконогом осле.

У дороги в садах наливаются соком маслины,
Глаз ласкает вокруг незатейливый сельский уют.
Мир навстречу плывёт меж ушей треугольных ослиных.
В нём леса зеленеют, и яркие птицы поют.

Но в багровую тучу окрестности мирные канут,
Если волю дадим подозрительным чувствам своим.
Встанут мельницы в ряд - угрожающий ряд великанов,
Атакующим змеем летящий окажется дым.

Дон-Кихот старомоден, и всё же сегодня опасен.
Нам доспехи его и заржавленный меч - ни к чему.
Всё он ищет врагов меж полей, перелесков и пасек,
Чёрный дым подозрений глаза застилает ему.

Стали нравы другими, и время сегодня иное,
Нет волшебников больше, и время драконов прошло,
Но, копьём потрясая, вторгается в мир паранойя,
Сея страх и вражду, и добро обращая во зло.

Александр Городницкий. Вождей и воинов на поле брани убиенных...

Вождей и воинов на поле брани убиенных
Прими к себе и память сотвори
Нестройный хор звучит в церковных стенах
Где пахнет свежей известью внутри

Здесь отпевают моряков конвоев
Что сгинули отсюда вдалеке
Меж прочих с непокрытой головою
Стою и я со свечкою в руке

Забытые припоминаю раны
Под флагами союзных прежде стран
Среди других согбенных ветеранов
Стою и я как будто ветеран

Поскольку здесь мой дом сгорел в блокаду
В которую мне выжить довелось
И сам я уроженец Ленинграда
И Петербурга нынешнего гость

Знаком мне с детства чаек этих гомон
И монументов бронзовая рать
Сюда и сам я не в пример другому
Когда-нибудь отправлюсь умирать

А девушки поют в церковном хоре
И далеко от Питерской земли
Шумит в тумане Баренцево море
Погибшие скрывая корабли

Александр Городницкий. Время - камни собирать...

Время - камни собирать.
Время - быть, а не казаться.
Всё, что можешь ты сказать,
Не откладывай на завтра.

Разделение людей,
Непрощённые обиды,
Разделение идей,
Монолитных только с виду.

Отводить не смей глаза
От всесильного мерзавца.
Всё, что можешь ты сказать,
Не откладывай на завтра.

Год Дракона - трудный год,
Время зрячих и незрячих.
Кто-то камни соберёт,
И за пазуху их спрячет.

Что нам век сулит опять? -
Крик погрома? Грохот залпа?
Всё, что должен ты сказать,
Не откладывай на завтра.

Умер Юрий Бондарев.



Человек, который очень умел чувствовать Слово. Мы его будем помнить по книге "Горячий снег", кто-то - по политической деятельности в 1980-е - 1990-е.

Но он очень много сделал именно в работе с русским языком. Именно ему он служил всю ту часть жизни, когда не воевал.

Спасибо Вам, Юрий Васильевич...

Александр Городницкий. Памяти Михаила Светлова.

Умирают в городе люди
На исходе шестых десятков,
Когда воздух палящ и нуден
И прогноз не сулит осадков.

На больничных постылых койках,
На писательских старых дачах
Умирают долго и стойко,
А могли умереть иначе.

Говорят, окончилась драка.
От инфаркта и от рака -
Не от пули, не от стужи
Умирать им трудней и хуже.

Завтра скажут над ними речи -
Кому больше слов, кому меньше;
Ляжет память гробом на плечи
Одиноких женщин.

Умирают в городе люди
В раскаленном кратере лета.
Истлевают в бумажной груде
Их защитные эполеты.

И стихи довоенных книжек
На высоких пылятся полках.
Для того, кто ушедшим ближе,
В долголетии мало толку.