Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Мои лекции в АРХЭ и других местах.



Я решил собрать в одном месте мои лекции - как читанные в АРХЭ, так и в других местах - скажем, в Екатеринбурге и в Уфе в одном месте.

Новое!

Лекция о медведях, прочитанная в Дарвиновском музее.
________________________________________________

Охотничье оружие: лекция в магазине Артемида

Охота и охотники: их роль в Великой Отечественной Войне

Дикие животные: опасные и не-опасные.

Берингия: загадки затонувшей страны.

Дикий-дикий Восток. Лекция в магазине "Спортмарафон", очень сильно отличается от предыдущей лекции в АРХЭ.

Медведи против людей. Самая полная лекция в Уфе.

Не-секреты Сибирского Севера.

Заповедники России: настоящее и будущее.

Медведи и люди - проблема взаимоотношений

Мы и охотничьи звери. Как мы взаимодействуем.

Самооборона от медведя и других крупных животных с огнестрельным оружием

Тигры и леопарды в России

Бурый медведь и как стрелять в него на охоте

Изобилие дичи. От чего оно зависит и что мы о нём знаем?

Присоединение Сибири. Часть первая. История.

Присоединение Сибири. Часть вторая. Организация и логистика.

Современное охотничье оружие: тенденции в мире и в России

Дикий-дикий Восток

Экспедиция под ключ

Владимир Туриянский. Мне часто видится во сне...

Мне часто видится во сне
Среди скитаний,
Как парусник - белей, чем снег,
Бредёт в тумане.

И я - как прежде молодой,
И сон мой странен,
И над продрогшею водой -
Звезда в тумане.

Во сне печаль моя горька -
Как соль на ране...
И слабый проблеск маяка
В седом тумане.

И за кормою пенный след,
И скрип бизани.
Уходит парусник во сне
Звездой в тумане.

Так жизнь, как капля на весле,
Блеснёт - и канет,
Как этот парусник во сне
Звездой в тумане.

Владимир Туриянский. Будет вечером дождь...

Будет вечером дождь,
А с утра неприятно.
Ты ко мне не придешь,
Почему - не понятно.
Потому ли, что дождь?
Потому ли, что поздно?
Ты ко мне не придешь
Даже вечером звездным.

Будет вечером дождь,
Одному неприятно...
Я к тебе не пойду.
А к другой - вероятно...
И не зная куда,
Все бредешь и бредешь.
Все гадаешь: когда
Будет вечером дождь?..
И не зная куда,
Все бредешь и бредешь.
Все гадаешь: когда
Будет вечером дождь?

Владимир Туриянский. Бывает так: бессрочный арестант...

Бывает так: бессрочный арестант
Вдруг перестанет высекать зарубки
И, опустив израненные руки,
Заплачет и поймет, что он устал

Ловить шаги охраны на посту,
Следить, как меркнет свет в глухом оконце,
И как, последний раз блеснув на солнце,
Погаснет паутинка на лету.

Считать шаги, и по диагонали
Пространство клетки мерить, а к утру
Услышать крик вороний на ветру
И звон ключей, и скрип дверей в централе.

И пролетит, как кони по стерне,
Вся жизнь, как сон пройдет перед глазами.
И он не разобьет висок о камень,
А сделает зарубку на стене...

Все так похоже, я пою друзьям,
Стихи своей любимой посвящаю
И жду команды "Выходить с вещами!",
И все пишу. Зачем? Не знаю сам.

Владимир Туриянский. Вот и праздники осенние нагрянули...

Вот и праздники осенние нагрянули...
И страна гуляет, всюду - пир горой.
Я шатаюсь между трезвыми и пьяными,
Я не трезвый, я не пьяный, я - шальной.

Давай-ка, друг, споем о чем-нибудь своем,
Но только тихо и шуметь не надо,
Как небо пьют грачи, о странниках в ночи
И пусть нам будет песенка наградой.

Где же вы, мои приятели-подружки...
Хоть бы слово диким ветром принесло.
Не из хрусталя, а из железной кружки
Пью всю ночь и не пьянею, как назло.

Но мы с тобой споем о чем-нибудь своем,
О шорохе берез под снегопадом,
Споем про нас с тобой, и пусть утихнет боль,
Но только тихо и шуметь не надо.

С каждым годом ближе истина простая:
Мы устали от ненужной суеты.
А еще нам в этом мире не хватает
Дружелюбия, тепла и доброты,

Но мы с тобой споем о чем-нибудь своем,
Ведь в этой жизни так немного надо:
Чтобы была легка дорога и строка,
А нам не нужно никакой награды...

Александр Городницкий. На материк.

От злой тоски не матерись,
Сегодня ты без спирта пьян:
На материк, на материк
Идёт последний караван.

Опять пурга, опять зима
Придёт, метелями звеня.
Уйти в бега, сойти с ума –
Теперь уж поздно для меня.

Здесь невесёлые дела.
Здесь горы дышат горячо,
А память прошлого легла
Зелёной тушью на плечо.

Я до весны, до корабля
Не доживу когда-нибудь,
Не пухом будет мне земля,
А камнем ляжет мне на грудь.

От злой тоски не матерись.
Сегодня ты без спирта пьян:
На материк, на материк
Ушёл последний караван.

(no subject)

Опять от el_d

Некоторые любят, чтоб никакого сора,
Чтобы двойные рамы – сухо, светло, тепло,
А он, представляете – втрескался в магнолию грандифлору,
И это ничем хорошим закончиться не могло.

Куда ее к черту в Мурман? Вот он и считал свидания
От отпуска до отпуска. Военный, какой там дом…
Когда он умер, над городом встало северное сияние,
И стоит – зеленое, белое – даже полярным днем.

Теперь мировому климату никакая сила не в помощь,
Предположенья синоптиков сводятся к одному:
Похоже, что это субтропики двигают границу на полночь -
И рано или поздно она расцветет ему.

В.В. Шадурский. Алданов как комментатор русской классики.



Редко я читаю литературную критику и аналитику - но вот именно для Марка Алданова делаю всегда исключение. Потому что мало кто из русских писателей (по моему мнению) сделал столько для осмысления русской истории, при этом став бытописателем огромной её части.

Практически с 1914 по 1956 год.

Причём кто как - а я Алданова люблю не только за это, но и за одного из моих любимых литературных героев - Пьера Ламора из тетралогии "Мыслитель".

Поэтому мне было интересно, как, с точки зрения специалиста, Марк Александрович относился к пяти крупнейшим русским писателям и как именно отразил их творчество в своём.
Довольно неожиданным стала для меня оценка Алдановым Лермонтова - как с точки зрения самого М.А, так и с точки зрения В.Шадурского.

Мне самому всегда Лермонтов казался привлекательнее Пушкина, и именно не по филологическим признакам, а по общечеловеческим мотивам, так правильнее.
Возможно, в этой книге я нашёл часть ответов на эти вопросы (что, в моём возрасте, бывает редко, прямо уж я скажу).

Очень хорош был рассказ о том, что русского интеллектуала привлекает в Гоголе, несмотря на огромное количество оговорок (в том числе, при общей нерусскости Н.В.).

И уж вобще прекрасна та часть, где Шадурский говорит о Чехове - иногда вне всякой связи с творчеством Алданова.

В общем, очень рад, что познакомился - будто поговорил с умным человеком.

Особенно приятным было это чтение в контексте событий, в которых оно происходило.