?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература



Я решил собрать в одном месте мои лекции - как читанные в АРХЭ, так и в других местах - скажем, в Екатеринбурге и в Уфе в одном месте.

Новое!

Охота и охотники: их роль в Великой Отечественной Войне
__________________________________________________

Дикие животные: опасные и не-опасные.

Берингия: загадки затонувшей страны.

Дикий-дикий Восток. Лекция в магазине "Спортмарафон", очень сильно отличается от предыдущей лекции в АРХЭ.

Медведи против людей. Самая полная лекция в Уфе.

Не-секреты Сибирского Севера.

Заповедники России: настоящее и будущее.

Медведи и люди - проблема взаимоотношений

Мы и охотничьи звери. Как мы взаимодействуем.

Самооборона от медведя и других крупных животных с огнестрельным оружием

Тигры и леопарды в России

Бурый медведь и как стрелять в него на охоте

Изобилие дичи. От чего оно зависит и что мы о нём знаем?

Присоединение Сибири. Часть первая. История.

Присоединение Сибири. Часть вторая. Организация и логистика.

Современное охотничье оружие: тенденции в мире и в России

Дикий-дикий Восток

Экспедиция под ключ
Нет хуже наказанья, чем беда
Недолгого российского безвластья,
Когда сочится через лёд согласья
Глубинной злобы чёрная вода.

В её потоке не нащупать брод,
На улицах при гиканье и рёве
Кричит, а не безмолвствует народ,
Уже не хлеба требуя, а крови.

Здесь блатари вершат неправый суд
И лёгкою добычей прочих дразнят,
И неудачник празднует свой праздник,
Который революцией зовут.

Сегодня им на всё права даны.
Клубится дым. Стучит пожарник в доску.
И наступает царство Сатаны,
Известное по Брейгелю и Босху.

Насыщен воздух ненавистью вновь,
И вспыхивают заревом зарницы,
И оживая, проступает кровь
На полотне туринской плащаницы.

Tags:



Есть у него и ещё одна переведённая книга - "Падение Иерусалима" - но я её когда-то уже читал..

Жёсткий французский шпионский детектив. Послабее Ле Карре, но со своей, французской, изюминкой.

Враги - кругом. Враги - собственное правительство, враги - естественно, все возможные зарубежные аналогичные организации. ЦРУ будет похуже КГБ, потому что КГБ хотя бы пытается играть по правилам и в нём нет психов, пытающихся ходить в крестовые походы против чего бы то ни было.

"Те всего-навсего хотят победы коммунизма во всём мире. А эти - хотят, чтобы мы сделали за них всю работу, и чистую и грязную".

Тёмно-серый мир без друзей, с одними сотрудниками и иногда, для души - гастрономией и выставками кошек.

Мир нравственного релятивизма, мир сомнений, мир без суперменов и без натужного спасения мира. Все осколки разбитых горшков аккуратно заметаются под ковёр.

Задача героев - нигде и никогда не нарушать статус-кво.

И постоянно присутствующий вопрос.

"Если ты хочешь о ком-то что-то по-настоящему узнать - спроси сам себя, в одиночестве и в тишине - как он пережил оккупацию и войну"?
Покуда солнце длит свой бег,
Распространяя отблеск меди,
С соседями из века в век
Враждуют ближние соседи.

Земли медлительный ковчег
Поскрипывает от нагрузки.
Эстонцы проклинают русских,
Словака презирает чех.

Не одолел двадцатый век
Людей звериную натуру, —
Армяне ненавидят турок,
С киргизом ссорится узбек.

За всё им предъявляют счёт:
За облик, с собственным несхожий,
За цвет волос, и глаз, и кожи, —
Да мало ли, за что ещё!

За ежегодный недород,
За жизнь, которая убога.
И каждый нож вострит, и Бога
К себе в сообщники зовёт.

И в доме собственном несмело
Я стороною прохожу,
Своё отверженное тело
Подставив этому ножу.

Я слышу чей-то выкрик злой,
Я вижу толп оскал крысиный,
И нестерпимо пахнет псиной
Над первобытною землёй.

Tags:



Вот странное впечатление у меня оставила эта книга. В ней основное внимание уделено (пока, я не продвинулся дальше половины) всяким внешним аспектам биологии крыс; и их взаимоотношениями с людьми, причём упор делается на эпатирующие подробности. Типа сколько за год крысы кусают людей в Нью-Йорке  (кстати, меньше, чем кошки), как они обгладывают беспомощных младенцев и нищих при смерти, сколько съедают хавки, которую могли бы съесть мы.

Автор утверждает, что всего того продовольствия, что сжирают крысы, хватило бы для того, чтобы уберечь человечество от голода.

В общем и целом оставляет впечатление сборника страшилок, хотя интересная зоологическая информация тоже присутствует.

Мне крысы ещё интересны тем, что в Приморье, где я жил и работал некоторое время, они обитают в естественных условиях - в тайге, так, как они жили до начала синантропизации. И вообще там их центр распространения по планете (серой крысы, именно что).

И изучать их там, как по мне, в сотни раз интереснее (и в миллион раз полезнее для всеобщей пользы) чем всяких там тигролеопардов.

Ну и производит впечатление несколько устарелой (судя по ссылкам на использованную информацию).

УПД. Посмотрел годы англоязычных изданий - первый - 1983, понятно.

Кстати, вчера ходил по пойме Яузы, отдыхал - видел крысу, гладкую, глазастую, смышлёную... Собирали крошки от голубиной кормёжки.

Имею к ним слабость, да.
Прогрессу мешает духовность.
Не ведая истины сей,
Умрёт от подушки пуховой
Царевич святой Алексей.

В немецком постылом мундире,
С родителем встрече не рад,
Он на пол глядит в Монплезире,
Ступая на чёрный квадрат.

Ах, шахматной партии этой
Недолог печальный конец!
Внизу ожидает карета,
И в сторону смотрит отец.

Боярин предерзостный Пушкин
Казнён за лихие дела.
Молчат перелитые в пушки
Чугунные колокола.

Волны опьяняющий запах
Пером описать не берусь.
Россия стремится на Запад, —
В скиты удаляется Русь.

Хмельных капитанов орава
Уводит на Балтику флот.
Держава уходит направо,
Духовность — налево идёт.

Tags:

В устье Дона стоит Танаис —
Древних греков восточный форпост.
Оплетает коринфский карниз
Голубое соцветие звёзд.
Здесь кипела морская волна
У дворцовых высоких оград,
А теперь здесь стоит тишина,
Только змеи в бурьяне шуршат.

В устье Дона стоит Танаис,
В нём весёлые люди живут:
Живописец, поэт и артист
Получили прибежище тут.
Дышат тайнами давних веков,
Из цветов себе вяжут венок.
Приютил их под греческий кров
Археолог Валерий Чеснок.

Разрушениям злым вопреки
Позабытым богам на алтарь
Собирают они черепки,
Реставрируют башни, как встарь.
Всех философов древних бедней,
Беспечально живут они так
Между белых античных камней,
Между кошек, детей и собак.

Значит, всё же не вечна зима,
И, с землею сровняв города,
Уничтожив людей и дома,
Беспощадная схлынет орда.
Пусть недолог твой век и жесток,
Отвлекись от него, отвлекись! —
Вновь зелёный пробьется росток,
И художник возьмётся за кисть.

И на склоне ненастного дня,
В час, когда подступает беда,
Неожиданно тянет меня
Ненадолго вернуться сюда,
Где в степи раскалённой донской,
Под просторным шатром синевы
Смотрит скифская баба с тоской
На зелёное море травы.

Tags:



У меня, правда, очередная запись на радио про медведей, но, думаю я, что успею.
Что снится ночью прокурору?
Что снится ночью прокурору,
Когда полуночную штору
Качает слабым ветерком?
Не выносить из дома сору,
Не выносить из дома сору,
Не выносить из дома сору
Ему советует горком.

Что видит ночью заседатель?
Что видит ночью заседатель?
Что видит ночью заседатель,
Обняв жены тугой живот?
Ему хоть что под нос подайте,
Ему хоть что под нос подайте,
Ему хоть что под нос подайте —
Он обязательно кивнёт.

А председателю приснится,
А председателю приснится,
Когда сперва ему не спится,
А после он уснёт, как все,
Что он — лишь маленькая спица,
Что он — лишь маленькая спица,
Что он — лишь маленькая спица
В большом казённом колесе.

А осуждённому приснится,
А осуждённому приснится,
Когда прожектора зарница
На сонный лагерь упадёт,
Что сколько срок его ни длится,
Что сколько лет ему ни биться, —
Район ли, область ли, столица —
Нигде он правды не найдёт.

А у заборчиков дощатых,
При фонарях и автоматах,
Всю ночь вздыхая о девчатах,
Стоит молоденький наряд.
И никого нет виноватых,
И никого нет виноватых,
И никого нет виноватых —
Лишь невиновный виноват.

Что снится ночью прокурору?
Что снится ночью прокурору?
Что снится ночью прокурору,
Когда впадёт он в забытье?
Сны про избу да про корову,
Сны про избу да про корову,
Сны про избу да про корову —
Про детство давнее своё...
Волны о борт стучатся,
вынырнув из тумана,
В северо-западной части
Тихого океана,
Где в штормовой погоде,
крен выправляя тяжко,
БМРТ проходит,
утлый, как неваляшка.
В бухты укрылись шхуны.
Следом идут за нами
Воющие тайфуны
с женскими именами.
Космы их треплет ветер,
тучи висят, как груди, —
Слева несется Кэти,
справа крадется Джуди.
В северо-западной части
Тихого океана,
Там, где трюма сочатся
влагою постоянно,
Тешится зря надеждой
тот, кто сегодня с нами, —
Горе застрявшему между
женскими именами!
Уши терзает скрежет,
сердце щемит от боли, —
Горе застрявшему между
яростных двух любовей!
Петь перестань им гимны, —
лагом к волне не стой лишь:
Влево пойдешь - погибнешь,
вправо пойдешь - утонешь.
Вахта глядит из рубки, —
полны тревоги лица.
Кок, обваривший руки,
сдержанно матерится.
Глупо твердить о счастье,
строить земные планы,
В северо-западной части
Тихого океана.

Tags:

Latest Month

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com