Category: музыка

Мои лекции в АРХЭ и других местах.



Я решил собрать в одном месте мои лекции - как читанные в АРХЭ, так и в других местах - скажем, в Екатеринбурге и в Уфе в одном месте.

Новое!

Охота и охотники: их роль в Великой Отечественной Войне
__________________________________________________

Дикие животные: опасные и не-опасные.

Берингия: загадки затонувшей страны.

Дикий-дикий Восток. Лекция в магазине "Спортмарафон", очень сильно отличается от предыдущей лекции в АРХЭ.

Медведи против людей. Самая полная лекция в Уфе.

Не-секреты Сибирского Севера.

Заповедники России: настоящее и будущее.

Медведи и люди - проблема взаимоотношений

Мы и охотничьи звери. Как мы взаимодействуем.

Самооборона от медведя и других крупных животных с огнестрельным оружием

Тигры и леопарды в России

Бурый медведь и как стрелять в него на охоте

Изобилие дичи. От чего оно зависит и что мы о нём знаем?

Присоединение Сибири. Часть первая. История.

Присоединение Сибири. Часть вторая. Организация и логистика.

Современное охотничье оружие: тенденции в мире и в России

Дикий-дикий Восток

Экспедиция под ключ

Александр Городницкий. Себе признаюсь втихомолку...

Себе признаюсь втихомолку,
Что отпуск мой не так уж плох
В латышском маленьком посёлке,
Зимой захваченном врасплох.

Метель листву вдоль улиц узких
Несёт четвёртый день подряд,
И говорят здесь не по-русски, —
Как будто и не говорят.

При уличной случайной встрече,
На почте, в тусклом свете дня,
Теченье незнакомой речи
Как музыка вокруг меня.

В чём содержанье разговора,
По лицам светлым не поймёшь:
Похожа на беседу ссора,
Бесстрастна, словно правда, ложь.

Я, эту местную манеру
Еще усвоив не вполне,
Звучанье слов беру на веру
Со смыслом, непонятным мне.

И все печали — мимо, мимо,
И невозможно не открыть,
Что центр собственного мира
Лишь край чужого, может быть.

Александр Городницкий. В пищаль забивают свинец...

В пищаль забивают свинец.
Невесты становятся вдовами.
Московскому царству конец,
Лесному, речному, кондовому.
Редеет морозная мгла,
Плывя над палатами душными.
Печалятся колокола,
Что станут со временем пушками.
Мужайся, двуглавый птенец,
Ерошь неокрепшие перья!
Московскому царству конец —
Его доконает империя.
Икон монастырская грусть
И ветры сырые балтийские.
Уходит московская Русь,
Татарская и византийская.
Не ткать ей, как прежде, рядно, —
Прощай, азиатская вотчина.
Открыто в Европу окно,
Что будет потом заколочено.
Не ладить ей шатких саней,
Во сне не почесывать пузо ей.
Не будет кафтанов у ней,
А будут камзолы кургузые,
Стрелецкой кончины заря,
И пушкинских строк озарение,
И выход в чужие моря,
Что русскими станут со временем.

Возьму, пожалуй, эпиграфом к продолжению "Большого побега".

Александр Городницкий. Ах, не ревнуй меня к девке зелёной...



Ах, не ревнуй меня к девке зелёной,
А ты ревнуй меня к воде солёной.
Ах, не ревнуй меня к вдове дебелой,
А ты ревнуй меня к пене белой.
Закачает вода, завертит,
Всё изменит в моей судьбе,
Зацелует вода до смерти,
Не отпустит меня к тебе.

Ах, не ревнуй меня к ласке дочерней,
А ты ревнуй меня к звезде вечерней.
Ах, не ревнуй меня к соседке Райке,
А ты ревнуй меня к серой чайке.
Только чайка крылом поманит —
И уйду от любви твоей,
Пусть сегодня она обманет —
Завтра снова поверю ей.

Ах, не ревнуй меня к глазам лукавым,
А ты ревнуй меня к придонным травам.
Ах, не ревнуй меня к груди налитой,
А ты ревнуй меня к песне забытой.
Мне бы вовсе её не слушать,
Как услышу — дышать невмочь,
Снова песня источит душу
И из дома погонит прочь.

Ах, не ревнуй меня к девке зелёной,
А ты ревнуй меня к воде солёной.
Ах, не ревнуй меня к вдове дебелой,
А ты ревнуй меня к пене белой.
Закачает вода, завертит,
Всё изменит в моей судьбе,
Зацелует вода до смерти,
Не отпустит меня к тебе.