Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Мои лекции в АРХЭ и других местах.



Я решил собрать в одном месте мои лекции - как читанные в АРХЭ, так и в других местах - скажем, в Екатеринбурге и в Уфе в одном месте.

Новое!

Охотничье оружие: лекция в магазине Артемида
__________________________________________________
Охота и охотники: их роль в Великой Отечественной Войне

Дикие животные: опасные и не-опасные.

Берингия: загадки затонувшей страны.

Дикий-дикий Восток. Лекция в магазине "Спортмарафон", очень сильно отличается от предыдущей лекции в АРХЭ.

Медведи против людей. Самая полная лекция в Уфе.

Не-секреты Сибирского Севера.

Заповедники России: настоящее и будущее.

Медведи и люди - проблема взаимоотношений

Мы и охотничьи звери. Как мы взаимодействуем.

Самооборона от медведя и других крупных животных с огнестрельным оружием

Тигры и леопарды в России

Бурый медведь и как стрелять в него на охоте

Изобилие дичи. От чего оно зависит и что мы о нём знаем?

Присоединение Сибири. Часть первая. История.

Присоединение Сибири. Часть вторая. Организация и логистика.

Современное охотничье оружие: тенденции в мире и в России

Дикий-дикий Восток

Экспедиция под ключ

Александр Городницкий. Если долго лежать на спине...

Если долго лежать на спине,
Успеваешь подумать о многом.
Шпиль зелёный маячит в окне,
Призывая к общению с Богом.
Медь каштана блестит поутру.
Ходят волны за близкою дамбой.
Словно мачта поёт на ветру
Славный город по имени Гамбург.
Звон соборов плывёт в стороне
Над рекою из крупповской стали.
Если долго лежать на спине,
Замечать начинаешь детали,
От внезапно покинутых дел
Собираясь навек удалиться.
Так Болконский когда-то глядел
В небо светлое Аустерлица.
Медициной немецкой спасён,
Неулыбчивый, бледный и тощий,
Я еще возвращусь, как и он,
В подмосковные чахлые рощи,
Где и сгину вдали от морей,
Проигравший на собственном поле,
От российских дурных лекарей,
От российской незавидной доли.

Как я дошёл до жизни такой?



Я иногда пытаюсь рассказать, почему я довольно много знаю об оружии и охоте.

Дело в том, что лет около 30 я очень много времени проводил в экспедициях по роду службы; и они проходили в очень малолюдных местах и без малейшего контроля со стороны каких-бы-то-ни-было органов.

Один из примеров - на этой чёрно-белой фотографии, сделанной на одном из притоков реки Анадырь.

Снимок сделан из избушки, стоявшей на отроге горы, в которой я старался проводить довольно много времени.

На фото отмечен перекат.

Так вот - это перекат и перекат выше - были пристреляны, и деления прицела, пристреляного патронами 7,62Х39 были написаны на оконной раме.

Усомнился - вышел, упёрся в косяк, долбанул - нет, всё правильно пули летают, пойдёт через перекат олень, медведь или сохатый - не уйдёт...

Ага, а попробуем-ка мы поглядеть на сколько надо выставлять прицел по кочке и переходу через лужу на нижнем краю острова...

Думаешь, прикинул (безо всякого в те годы дальномера, заметьте), усомнился - стреляешь. Выстрел и попадание выстрелом - единственный воспринимаемый критерий.

И так - всё время.

Концессионный сон.



Иду я из экспедиции. Довольно сложной и сольной, три недели где-то по хребтам болтался, делал общее описание фауны мечта из далёкой-далёкой молодости, в реале таким занимались раза два всего. Спускаюсь вниз, в тайгу, а там мои коллеги и ещё какие-то хмыри омерзительного вида вырубили квадрат леса километр на километр и роют в нём канавы.
Спрашиваю - что делаете?
Молчат.
Секретное, видно, чего-то.
Я к начальнику - а там уже стоит чуть не посёлок, бараки какие-то, шалаши, азиатов хренова туча в одинаковом прикиде.
Пришёл к начальнику экспедиции - тот говорит - пока ты ходил, приоритеты поменялись, нашли полезное ископаемое рений, дали концессию корейцам, добывать будем.
А мне чо делать, отвечаю, на канавы штоль?
Не, говорит, ты как раз всю страну прошёл, готовь общее описание по стандартной методике, может там ещё чего полезное есть что продать можно.
Поставил я палаточку, думаю, с какой стороны за дело приняться.
Постарался, причём, из палаточки вид открывается охренннейший на долинку, два хребтика маленьких, ну, и прикинул я, как между ними аккурат будет солнце опускаться.
Тут ко мне двое в форме - айда к капитану.
Пришёл - капитан мне грит - поселишься в бараке, среди этих, постараешься понять что им на самом деле нужно. А то, говорит мне вещун-сердце, что не рений они копать хотят, а чота посерьёзнее.
Поднимаюсь я на верх холма, к баракам.
Мне говорят - купи бельё себе, там спать не на чем. Или тулуп.
Я к какому-то лавочнику тыркаюсь, он мне - давай, бельё тебе льняное, шёлк, или тулуп большой сторожевой, 62 размера.
Поглядел я на этот глобальный гадюшник, думаю - а где это я стирать их бельё буду, шёлковое или льняное? А тулуп я на улицу вывешу, скоро морозы начнутся, воши в нём и подохнут...
Давай тулуп, говорю.
С тем и проснулся.

Thomas Waerner - норвежец, новый чемпион Iditarod.

Новости от larissawiley

Он финишировал 18 марта в 00 часов 37 минут 47 секунд. Его общее время в гонке 9 дней, 10 часов, 37 минут и 47 секунд.
Четырехкратный Чемпион гонки шестидесятилетний Mitch Seavey отстал от него всего на 6 часов и финишировал 18 марта утром в 6 часов 15 минут и 38 секунд. Его общее время гонки - 9 дней, 16 часов, 15 минут и 38 секунд. Оба лидера закончили гонку с командой из 10 собак каждый.
Третья была Jessie Royer. К этому часу 15 команд финишировали в Номе. Остальные еще в пути. Гонка продолжается до последней команды. Каюр, проехавший последним под аркой Нома получает приз за мужество. И он же погазит вдовью лампу на воротах Нома. И только тогда гонка официально будет завершена.


Надо же. Я знаком был с двумя победителями, как минимум. Кстати, при всей моей небольшой любви к собакам. скажу так - человек, который умеет управлять упряжкой, в моём понимании - почти что уберменш.



Песнь про тундровые вагончики - балки.

Избушечная культура. Русский охотничий журнал, №2, 2020.



Избушечная культура – очень специфическая черта охотничьей культуры промысловой России, занимающей, наверное, не менее трёх четвертей территории нашей страны. Это синтез старой системы родовых стойбищ, ясачных зимовий и системы закреплённых традиционных промысловых участков, окончательно оформившейся в период расцвета госпромхозов.
Центром каждого промыслового участка всегда является база. Это практически усадьба, в которой промысловик проводит от двух до шести месяцев в году. Как правило, это большая изба с некоторым количеством приусадебных построек и сооружений: с гаражом для снегохода, вольерой или землянкой для собак, сараем для хранения моторов, сетей, бочкотары и мешков с солью.

База строится обычно на месте, где охотник имеет возможность заниматься некоторым дополнительным промыслом: рыбалкой или сбором дикоросов. А уже от базы во все стороны, как паутинки, протянуты путики, которые обставляются капканами. А по путикам уже разбросаны т. н. переходные зимовья.

Переходное зимовье, «переходнуха», или «переходная зимуха» – это обычно маленькая хижина: 3×3, 3×2, максимум, 3×4 метра. Ровно столько, чтобы в ней умещались печка, нары и было чуть-чуть места для небольших запасов чего-то и дров. Рядом с переходнушкой стоял лабаз, на котором летом хранился некий минимум снаряжения: матрас, спальный мешок, несколько килограммов макарон, круп, десяток банок консервов. При первом обходе участка весь этот скарб доставался с лабаза и с тех пор лежал в избе (медведи к тому времени уже залегали в спячку), при закрытии капканов – укладывался обратно, на длительное хранение.

Расстояние между «переходнушками» обычно составляло плюс-минус 10–15 км – ровно такое, какое человек мог пройти по тайге с некоторой работой и без особого напряжения. Ну и с расчётом на то, что с некоторым напряжением человек сможет пройти вдвое большее расстояние – до следующей переходнушки, если с этой что-то случится. Например, её разберёт шатун или сожгут проходящие туристы.


Прочитать полностью - по ссылке - тыц!

Не забываем подписываться, покупать - здесь! С доставкой сейчас могут быть перебои, увы...

Крест на сопке над озером Эльгыгытгин и пирамиды Тартарии.



Нашёлся по интернету старый-старый товарищ. Такой старый, шо столько не живут.

Настоящий странник (это вот он по Северной Земле ходил в автономке маршрутами Ушакова-Урванцева).

Прислал мне фото своего лыжного захода на озеро Эльгыгытгин в 1990 году, возле памятного крестика, который мы с коллегами Володей Аксёновым и Володей Харичевым там установили. И даже табличка в виде донца от примусного бачка с нашими накарябаными фамилиями там видна.

Я решил похвастаться этой фото в жж, тем более, что особо одарённые люди этот крест уже отнесли к походу Семёна Дежнёва и даже сочинили альтернативную версию его маршрута - через Чаун-Чукотку. А так как крестик тот чукчи  в недавнишние времена на дрова пустили, то и доказательств - хуй тьфу - то ли Семён Дежнёв его ставил, то ли мы с Аксёнчиком, мало ли всякой гопоты пытается на горбу великих в рай влезть?

А я вот полез в гугль-карты смотреть название этой сопки и её высоту. Нашёл место, и...

На другом берегу Энмываама, напротив нашего старого лагеря вижу обозначение.

Пирамиды Тартарии.

ПИ-РА-МИ-ДЫ ТАР-ТА-РИ-И.

Не, бля, здесь, Господь, ничем не поможешь. Жги.


Это вот место где мы работали. Ближе к верхнему правому краю красного квадратика наш крестик, ближе к левому нижнему - вот это вот. Оно.

О передвижении по дрейфующим льдам.



Хороший знакомый комментирует мой пост в ФБ о пересечении Берингова пролива. Дублированый отсюда.

"В 1991 прошли на лыжах по Северной Земле 500 км за 24 дня в чистой автономии (без радиосвязи, промежуточных баз итд). Половину - по морскому льду, половину - обратно на о. Средний - через купол ледника. Только факты - по льдам пролива (по полям торошения) - до 3-5 км за сутки, по леднику - до 45 км. Почувствуйте разницу! А в проливе там льды еще относительно прочные".

kapasev, Ты его знаешь.