Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Мои лекции в АРХЭ и других местах.



Я решил собрать в одном месте мои лекции - как читанные в АРХЭ, так и в других местах - скажем, в Екатеринбурге и в Уфе в одном месте.

Новое!

Камчатка: последнее завоевание в Сибири

Collapse )

"Какое уже там царство разума?"



"У старого генерала Драгомирова на столе лежала сабля, а рядом с ней том Спинозы. Он каждый день читал “ Этику”, не то на сон грядущий, не то перед началом работы.

Хвалил: “ Умно, очень умно... Глубоко”...

А затем показывал на саблю и говорил: “ А всё-таки это вернее. Какое уже там царство разума? Его никогда не будет, а если оно будет, то продержится две недели”.


М. Алданов, "К 80-летию Маклакова", 1949 год.

Вот ППКС.

"Уилт как-то заставил себя прочитать "Так говорил Заратустра" и пришел к такому выводу: либо Ницше сам не знает, о чем пишет, либо знает, но пытается это скрыть, прикрываясь за
частоколом бессмысленных фраз".


Том Шарп. Уилт непредсказуемый.

Конец года продолжает радоваить.



Тут Институту философии РАН в 2022 году пообещали присвоить имя Александра Зиновьева. А некий скульптор Ковальчук по этому поводу сделал скульптурную композицию где филосОф изобрАжен вместе с Сократом и Конфуцием.

Новость об этом размещена на сайте "Научная Россия" (это ежли ещё непонятно кому какая в России наука).

В общем, вслед за Гумилёвым и Веллером появился у нас очередной местный открыватель "всеобщей теории всего".

С нетерпением жду когда, наконец, какие-нибудь особо активные вдовы займутся психологией.

"Почему массы вторгаются всюду, во всё и всегда не иначе как насилием"?

"Речь не о том, что массовый человек глуп. Напротив, сегодня его умственные способности и возможности шире, чем когда-либо. Но это не идет ему впрок: на деле смутное ощущение своих возможностей лишь побуждает его закупориться и не пользоваться ими. Раз навсегда освящает он ту мешанину прописных истин, несвязных мыслей и просто словесного мусора, что скопилась в нем по воле случая, и навязывает ее везде и всюду, действуя по простоте душевной, а потому без страха и упрека. Именно об этом и говорил я в первой главе: специфика нашего времени не в том, что посредственность полагает себя незаурядной, а в том, что она провозглашает и утверждает свое право на пошлость, или, другими словами, утверждает пошлость как право. Тирания интеллектуальной пошлости в общественной жизни, быть может, самобытнейшая черта современности, наименее сопоставимая с прошлым.
...
Сегодня, напротив, у среднего человека самые неукоснительные представления обо всем, что творится и должно твориться во вселенной. Поэтому он разучился слушать. Зачем, если все ответы он находит в самом себе? Нет никакого смысла выслушивать, и, напротив, куда естественнее судить, решать, изрекать приговор. Не осталось такой общественной проблемы, куда бы он не встревал, повсюду оставаясь глухим и слепым и всюдунавязывая свои «взгляды».

Но разве это не достижение? Разве не величайший прогресс то, что массы обзавелись идеями, то есть культурой? Никоим образом. Потому что идеи массового человека таковыми не являются и культурой он не обзавелся".


Хосе Ортега-И-Гассет. Восстание масс.